«Порнографией закончится мир»

Крис Хеджес

Truthdig
15 февраля 2015 г

БОСТОН—“50 оттенков серого,” книга и фильм, прославляющие садизм, занимающий главенствующее положение почти к каждом аспекте американской культуры и лежащий в основе порнографии и глобального капитализма. Он прославляет дегуманизацию женщин.  Он превозносит мир, лишенный сострадания и любви. Он эротизирует сверхмужчин, занимающихся надругательством, унижением и пытками над женщинами, у которых отобраны личности, и единственное желание которых – унизить себя в угоду  мужской похоти.  Фильмы подобно «Американскому снайперу» без вопросов принимают  хищнический мир, в котором  слабые и уязвимые  оказываются объектами эксплуатации со стороны властных и нарцистических полубогов. Он благословляет капитализм как естественный и нормальный.

“Порнографией – пишет Роберт Дженсен, — закончится мир.”
Мы ослеплены саморазрушительной фантазией. Непрерывный поток развлекательных передач,  включая телевизионные «реалити-шоу», массовые спортивные соревнования, социальные массмедиа,  порнография (оборот которой по крайней мере вдвое больше, чем все, что производит Голливуд), соблазнительная роскошь, наркотики, алкоголь и «волшебный» Иисус предлагают прекрасный выход из реальности.  Мы хотим быть богатыми, властным и знаменитыми. А тех, кого топчем чтобы построить свои маленькие империи, считаем заслуживающими своей судьбы. Тот факт, что почти все мы никогда не достигнем этих целей, еще одно свидетельство нашего коллективного  помешательства и эффективности промывки мозгов, манипуляций и лжи.

Задача порнографии эротизировать садизм. В порнографии женщинам платят за то, чтобы они повторяли как мантру: “Я пи…а. Я сука. Я бл..ь. Я шлюха. Трахни меня своим большим членом.”  Они просят, чтобы над ними физически надругались.  Порнография подстегивает расистские стереотипы. Негры – потенциально сексуальные звери,  насилующие белых женщин. У негритянок дикая, примитивная похоть.  Латиноамериканки знойные и горячие. Азиатки кроткие, сексуально уступчивые гейши.  В порнографии нет человеческих недостатков. Огромные силиконовые груди, раздутые губы, «исправленные» тела,  искусственно поднятая эрекция, которая никогда не прекращается и выбритые лобки —с намеком на педофилию— превращают порно-героев в пластмассу. Запах, пот, дыхание, сердцебиение и прикосновение устраняются вместе с нежностью.  Женщины, участвующие в порнографии – ничто иное, как упакованный ширпотреб,  куклы для удовольствия и сексуальные игрушки.  Они начисто лишены эмоций. Порнография не имеет ничего общего с сексом, если определять секс как взаимный акт между двумя любящими партнерами, но мастурбация, уединенное авто-возбуждение, лишенное настоящей близости и любви.  Культ самого себя — а это и есть суть порнографии — лежит в основе корпоративной культуры. Порнография, как и глобальный капитализм, это место, куда люди уходят умирать.

Не так много тех, кто исповедует левые взгляды, понимают огромную опасность замещения близости, секса и любви порнографией. Большинство левых считают, что порнография из того же разряда, что и свобода слова; они выступают против финансовой эксплуатации и физического унижения женщин на заводах Китая, но  принимают допустимость порно-фильмов; пытки в Абу-Граиб, где издеваются над заключенными — плохо, пытки на коммерческих порно-сайтах — допустимо.

Новая война феминистов, предавших основополагающую борьбу таких радикалов как Андреа Дворкин, защищает порнографию как форму сексуального освобождения и само-утверждения.  Подобные “феминисты,” нашедшие убежище в работах Мишеля Фуко и Джудит Батлер, слабая поросль неолиберализма и постмодернизма. Феминизм для них уже не занят освобождением угнетенных женщин; он определяется горсткой успешных женщин, властных и богатых – или как в случае с фильмом “50 оттенков серого,” —  способных подцепить богатого и властного мужчину. Женщина написала книгу «50 оттенков», а также сценарий. Женщина снимала фильм. Женская студия купила фильм. Такое стечение женщин представляет собой частичную интернализацию угнетения и сексуального насилия, идущих из порнографии.  Дворкин это хорошо понимала.  Она писала, что “новая порнография – это обширное кладбище, куда пойдут все левые. Левые не могут одновременно иметь своих шлюх и свою политику.”

Я встретил Гейл Дайнс, одну из наиболее известных радикальных феминисток в нашей стране,  в небольшом кафе в Бостоне.  Она – автор книги “Порнлэнд: как порнография украла нашу сексуальность” и профессор социологии в Колледже Уилок.  Дайнс, вместе с небольшой группкой других, включая и Дженсена,  бесстрашно критикуют культуру, не менее извращенную, чем времена Калигулы в древнем Риме.

“Порно-индустрия украла сексуальность у целой культуры и предложила пустыню для целого поколения мальчиков,”-  предупреждает Гейл. “А когда у поколения мальчиков будет пустыня, такая же пустыня будет и у поколения девочек.”
“Борясь с порнографией, вы боритесь с глобальным капитализмом,” – говорит Гейл. “Венчурные капиталисты, банки, компании кредитных карточек – все они в одной цепочке. Вот почему мы не видим и не слышим анти-порнографических историй. Массмедиа с ними в негласном сговоре.  Она финансово в постели с этими компаниями. Порнография убеждает нас в том, что у нас ничего больше не осталось—ни границ, ни целостности, ни желаний, ни творчества, ни аутентичности. Женщины сведены к трем отверстиям и двум конечностям.  Порнография вносит свою большую лепту в корпоративное разрушение близости и общение людей, включая и общение с землей. Если бы у нас было общество, где люди свободно и по-настоящему общались бы между собой, никто бы не смотрел в сторону порнографии.  Мы не потерпели бы того, как издеваются над людьми.”

“Если вы собираетесь отдать в распоряжение крошечной части людей львиную долю товаров и услуг,  вам надо придумать очень хорошую идеологическую систему, которая узаконивает страдание миллионов,” – говорит Гейл. “Этим занимается порнография. Порнография говорит вам, что материальное неравенство между мужчинами и женщинами совсем не результат экономической системы.  В основе лежит биология. И женщины, будучи шлюхами и суками, пригодные только для секса, не заслуживают равенства.  Порнография это наш идеологический рупор, легитимирующий материальную систему неравенства. Порнография для патриархата, то же самое, что массмедиа для капитализма.”

Для того, чтобы возбуждать легионы скучающих мужчин, создатели порно производят видео, с растущим уровнем насилия и унижения. Extreme Associates, специализирующиеся на графических сценах насилия, вместе с JM Productions, заняты производством, приводящим к страданиям женщин. JM Productions  — пионеры “агрессивного траханья” или “лицевого траханья”  наподобие серий “Gag Factor”, в которых у женщин часто возникает рвота.  Недавно они начали производить т.н. “swirlies,”  в которых мужчина опускает голову женщины в туалет после секса и спускает воду. И компания обещает, “Каждая шлюха получит по заслугам.  Трахни ее, и спусти воду.” Повторные  анальные проникновения приводят к пролапсу толстой кишки.  После множественных  проникновений со многими мужчинами, женщины вынуждены принимать кучи обезболивающих таблеток, а иногда прибегать к восстановительной анальной и вагинальной хирургии. Участвующие в съемках женщины  могут страдать от венерических заболеваний и пост-травматических симптомов (PTSD). И в то же время, порно-мейнстрим становится вполне приемлемым явлением в обществе — некоторых порно-звезд приглашают на передачи Опры и Говарда Стерна —стриптиз, промискуитет, садо-мазохизм и эксгибиционизм становятся нечто вроде шика. Порно также задает тон в индустрии красоты и моды.  И имеет ужасающие последствия для девушек.

“У женщин в нашем обществе два выбора,”- говорит Дайнс. “Либо их трахают, либо они незаметны.  Согласие на то, чтобы их трахали, означает согласие на порно-культуру,  на то, чтобы выглядеть соблазнительно, уступать тому что пожелает мужчина. Только так вас заметят.  Нельзя просить девочек, стремящихся  к тому, чтобы их  заметили, тому, чтобы они оставались в тени.”
Все это не случайно.  Порнография выросла из культуры потребления, необходимости для капиталистов продавать товар.

“После Второй мировой войны в Америке возник средний класс и некоторый излишек денег,” – говорит Дайнс. “Единственной проблемой было то, что их родители прошли через депрессию и войну. Они не знали, на что тратить деньги. Они умели лишь экономить. Чтобы закрутить свою экономику капиталистам нужно было убедить людей тратить деньги на то, что им не нужно. Для женщин они придумали телевизионные мыльные оперы. Нужно было изобрести такую архитектуру дома (ranch-house), чтобы женщины из кухни могли видеть телевизор. Ее долго учили по телевизору.”

“Но, кто учил мужчин, на что тратить деньги?”- продолжает Гейл. “Это был журнал Плейбой. Гениальная идея Хью Хефнера.  Он понимал, что надо не только превратить сексуальность в товар, но сделать любой товар сексуальным. Мессидж Плейбоя был не просто девушки или женщины, он обещал вам больше: если вы будете покупать так, как предлагает Плейбой,  тогда вы получите приз – женщин. Главный шаг, который нужно было сделать, чтобы получить приз —  это потребление товара.  Он обернул порнографию, представлявшую сексуальный товар, в обертку высшего среднего класса. Он придал ей вид респектабельности.”

Видео, DVD,  и позже Интернет позволили закачать порно массово в индивидуальные дома. Глянцевые, застывшие картинки Плейбоя, Пентхауза и Хаслера стали приглушенными, даже странными. Америка и большая часть остального мира  — порнофицировалась. Доход порно-индустрии оценивается в $96 млрд,  один только рынок Соединенных Штатов в $13 млрд. Как пишет Дайнс, сегодня существуют, “420 млн интернетовских порно-страниц, 4.2 млн порно-сайтов, и 68 млн поисковых машин используются ежедневно порно-зрителями.” [См. книгу Дайнс «Порнолэнд»]
Вместе с ростом порнографии произошел выброс сексуального насилия, включающего насилие в семье, изнасилование и групповое изнасилование.  Изнасилование в Соединенных Штатах происходит каждые 6.2 мин, а по некоторым оценкам, включая и незарегистрированные случаи, их в пять раз больше [см. книгу Ребекки Солнит «Мужчины мне все объяснят».]

“Количество убийств мужчинами своих сексуальных партнеров и бывших партнеров, настолько велико, что у нас более тысячи убийств подобного рода ежегодно — а это значит, что каждые три года смертность достигает погибших  9 сентября 200 1 г,  хотя никто не провозглашает войну подобного рода террору,” – пишет Солнит.
Порнография, тем временем, становится все более доступной.

“С мобильным телефоном без проблем можно доставить порно мужчинам, живущим в густонаселенных районах Бразилии и Индии,”- говорит Дайнс. “Если у вас один лэптоп в семье, мужчина не может сидеть в центре комнаты и смотреть порно.  С телефоном порно становится переносным.  Подростки могут смотреть порно по мобильному телефону.”

Старая порно-индустрия, основанная на кинофильмах, умерла. Производство более не приносит больших доходов. Деньги делят дистрибьютеры порно. И один дистрибьютор, MindGeek, глобальная Ай-Ти- компания, командует распределением порно. Свободное порно на интернете служит приманкой для MindGeek, чтобы зрители платили за просмотры порно-сайтов.  Большинство зрителей — мальчики подростки.  Дайнс говорит, что  “это все равно, что раздавать сигареты около школы.  Они сразу же становятся нарко-зависимыми”

“В период от  12 до 15 лет развиваются сексуальные пристрастия. “Мальчики формируются, когда начинает формироваться их сексуальная идентичность. Она сохраняется на всю жизнь.  Если начинать с жестокого, хардкор–порно, тогда вам не захочется близости или душевности.  Исследования показывают, что мальчики теряют интерес в сексе с реальными женщинами.  У них не поддерживается эрекция с реальными женщинами.   В порно нельзя «заниматься любовью».  Можно заниматься только ненавистью.  Он презирает женщину, он восстает против нее. Если любви нет, ее замещает нечто другое. Они замещают ее насилием, унижением, жестокостью.  И это тоже надоедает.  Тогда надо взвинтить себя еще сильнее.  Мужчины возбуждаются от того, что женщины  уступают.  Но кто более уступчив нежели дети?  Неизбежно это ведет к детскому порно. Организации, борющиеся против детского порно, но оставляющие в покое взрослое порно, делают большую ошибку”.

Унижение, присутствующее в порнографии, проходит без вопросов для   большинства мужчин и женщин. Посмотрите на продажу билетов на “50 оттенков серого,”  открытую за день до Дня Св Валентина с расчетам на выручку в  $90 млн  за 4 дня (включая Президентский день в понедельник).

“Порнография приучила поколение мужчин к просмотру сексуального насилия,”-говорит Дайнс. “Но вы не родились с ним.  Вас приучили к нему.  Точно так же, как солдат учат убивать. Если вы рассчитываете применить насилие к некоторой группе людей, сначала вы должны их дегуманизировать. Это старый метод.  Евреи становятся жидами Черные — ниггерами.  Женщины – пи..ой.  И никто это лучше не сделает, чем порно.”

*  *  *
http://www.truthdig.com/report/item/pornography_is_what_the_end_of_the_world_looks_like_20150215

[Комментарий. Мне было тяжело читать эту статью Криса Хеджеса. Но еще тяжелее молчать о этому поводу. Как будто в нашей стране ничего подобного не происходит и мы каким-то чудесным образом защищены от проникновения порнографии в умы людей.
Не все так просто с ней.  Хеджес пишет, что в Америке (где она появилась) все делают вид, что все в порядке, мейнстрим потихоньку принимает  ее как должное, левые и  феминисты  приветствуют освобождение женщин и т.п.
Надо сказать, что в нашей стране, лишенной феминистского движения,  появление порнографии вызывает даже не шок, а стремление поскорее спрятать голову в песок, попытку уйти от фактов. С глаз долой, из сердца вон.
Но этот самообман может нам дорого стоить. Отсутствие серьезного обсуждения «порнофикации всей страны» скрывает такие эксцессы, которые нам не снились.
(И не была ли порнография скрытой причиной новой холодной войны с Западом ?)
Те, кто внимательно читал Фрейда, или труды по сексологии,  должны понимать, что борьба с сексуальностью, вообще говоря, безнадежная  и бессмысленная затея.  Но как правильно пишет Хеджес, надо отличать секс от порнографии.  Секс, построенный на любви, на влечении друг к другу, на красоте, на эротике, одна из радостей жизни, может быть даже ее главная радость.  Сведение его к физиологии,  банально.   Насилие над женщиной,  превращение ее в товар, унижает не только женщину, но и мужчину. Как с ней бороться ?  Во-первых, честно говорить о сексуальности, изучать ее все ее стороны. Во-вторых, говорить (и показывать) примеры настоящей любви, которая конечно же не ограничивается сексом. — ВП]

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s