После хаоса, маленькое еще прекраснее

Киркпатрик Сейл
Planet Drum
Spring 2014

Наша страна всегда стремилась к большому – это могли быть размеры, пространства, супер-это, супер-то, большие магазины, глобальная торговля, массовое производство.  Мы не обучены рассматривать вещи в терминах масштаба, пропорций, адекватности, соответствия.Простой факт состоит в том, что нация в 300 млн человек, на площади 4 млн квадратных миль, не может управляться какой-нибудь одной системой или агенством, неважно деспотической или демократической. Эта истина с каждым днем все очевиднее, но мы никогда не отваживались говорить об этом.

Но это первый шаг к тому, чтобы начинать думать об альтернативе.  Не выборы, не поправки в конституции —  это только попытки реформировать систему, которая  настолько далеко вышла за рамки представлений наших Отцов основателей о размерах (в то время нация насчитывала 4 млн человек), что почти не имеет никакого отношения к их первоначальному плану. Альтернатива – это не переработка конституции, и даже не революция.

Речь идет о деволюции, диссоциации, сецессии, сепаратизме. О том, чтобы сделать все меньше.
Существует определенный размер и масштаб, при котором все работает, и мы попробуем определить их.

Посмотрим на историю. В греческих государствах-городах обычно насчитывалось 50 000 жителей. Платон считал идеалом 5040,  или возможно 35 000 – 40 000 –  и у Афин было именно такое население.  Университетские городки 12-го столетия имели порядка 50 000 жителей: Болонья, возможно, 35 000, Париж 50 000, Оксфорд и Кембридж менее 20 000. Средневековые итальянские  города, в которых возник Ренессанс,  насчитывали около 50 000 человек.

У нас нет более таких маленьких наций-государств, но можно попытаться найти более приемлемые размеры для современных наций.

Много лет назад Арнольд Тойнби показал, что государства,  вырастающие до размера империй, неизбежно разваливаются в результате множественных внутренних проблем и что «принудительная политическая унификация» в централизованном государстве – последняя стадия перед его коллапсом. По мере роста государств, растут бюрократия и армии. И для оправдания этого роста, они выбирают войну, а для войны им нужны враги, реальные или вымышленные.

Войны, в свою очередь,  требуют увеличения налогов или получения крупных займов, что приводит к большому неравенству между богатыми и бедными, и мерам по предупреждению сглаживания этого неравенства.  Это ведет к политике, которая становится все более авторитарной, но со временем слабеет и в конце концов становится политически и экономически неустойчивой —   это и есть закон Тойнби.

Трудно найти точные данные о населении государств в момент коллапса, поскольку они не одинаковы для разных эпох, технологий, географий и политических условий. Единственно, что возможно, это определить, когда нация выходит на траекторию коллапса.

Для установления успешного размера нации, проанализируем  современные нации.   Мои исследования размеров нации, проведенные несколько лет назад, (в книге «Переосмысливая Американский Союз» под ред. Дональда Ливингстона, Pelican, 2012), показали, что половина мировых наций имеют население  менее 5,5 млн человек, в то время как 18 из 20 самых успешных стран (по меркам ВВП) имеют население менее 5 млн.  Кроме того, большинство самых свободных стран (по данным Freedom House) имеют население менее 5 млн, в то время как 37%  имеют население менее 1 млн.  И наверху списка самых устойчивых 10 стран (по данным Sustainable Society Foundation за 2011 г) самые маленькие страны.  На первом месте Швеция, с населением 9,3 млн человек.  Анализ географического размера успешных наций подтверждает эту точку зрения:  85 из 223 политических образований ООН, имеют территории менее 10 000 кв миль – т.е. размер шт. Вермонт – и три четверти самых богатых стран меньше, чем Вермонт.

Мой вывод такой: оптимальный размер успешных государств находится в диапазоне 3 – 5 млн человек и размер не более 35 000 кв миль – т.е. как раз … шт. Южная Каролина.

Итак, у нас есть некоторые правила для наций, в противовес окружающим нас громадинам.  Понять это несложно в самом деле:  после определенного размера населения, определенной величины территории, контроль и эффективное управление становятся затруднительными, истинное представление народа в правительстве (не говоря уже о демократии) становится невозможным, стоимость управления,  перевозок, распределения, связи и т.п. — экономически убыточными.

Поэтому я повторяю: деволюция, расосредоточение, сецессия.  Пусть нас не сбивают с толку исторические  пугала. Начнем думать сами.

*  *  *
Киркпатрик Сейл автор «Человеческого масштаба» и др. книг. Директор Института Миддлбери по проблемам сепаратизма, сецессии и самоопределения.

 

 

Реклама

После хаоса, маленькое еще прекраснее: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s