Роб Хопкинс: рецензия на фильм Леонардо ДиКаприо

Transition Culture
2 ноября, 2016 г

Выход нового фильма Леонардо ДиКаприо ‘Перед потопом’  перед исходом президентских выборов в США не мог пройти не  замеченным, и его надо приветствовать.  Как и тот факт, что он доступен в он-лайне,  и его посмотрели за первые два дня после выхода  3,5 млн раз.   Вот что значит знаменитость.  Она громогласно напоминает миру о срочности принятия мер по поводу климатических перемен, и это надо приветствовать.  Вы можете сначала посмотреть фильм здесь  https://www.youtube.com/watch?v=90CkXVF-Q8M , а затем продолжить читать рецензию.

Этот фильм заставит вас поверить в неотложность климатических перемен.   Только очень немногие люди, отделившие свое сердце от мозга, могут смотреть без глубокой тревоги на нефтеносные пески Альберты (“Это все выглядит как Мордор”, — говорит ДиКаприо исполняющему директору компании, приведшей к тотальному разрушению ландшафта.  “Что это, Мордор?” — спрашивает тот),  на индонезийские леса, намеренно сожженные компаниями, добывающими пальмовое масло, или на коллапсирующие ледники.  “Все, что я видел за свою поездку, меня ужаснуло”, — говорит ДиКаприо.

Фильм не пытается сгладить тяжесть проблем.  Джоан Рокстром из Стокгольского центра выживаемости говорит: «Окно (т.е. окно для действий по предотвращению катастрофических климатических переменi), “едва приоткрыто”.  ДиКаприо встречается с мировыми лидерами и влиятельными людьми в правительстве и бизнесе.  Мы видим, как это на него действует, например, когда для сцен в фильме ‘Выживший’ понадобилось переместить камеру на 9000 миль южнее, от канадских снегов в южную Аргентину, потому что в этом регионе Канады снега уже не осталось.  Все это приводит меня к двум фундаментальным вопросам, которые вызвал фильм.

Первый:  Перед потопом … слез?
Климатические перемены безусловно нечто, что вызывает у Леонардо ДиКаприо глубокую тревогу.   Один из ключевых моментов в фильме, для меня по крайней мере, это его интервью с Сунитой Нарайн из Центра науки и окружающей среды в Нью-Дели.  Она вызывает его на откровение, говоря, что 30% индийцев  до сих пор не имеют доступа к электричеству, и увещевания США в отношении  сокращения выбросов Индии без изменения образа жизни в самих США, ни к чему не приведут.  Когда она настаивает на  своей позиции, он говорит “Добровольное изменение образа жизни американцев по-видимому не случится”.

С этого момента, на протяжении всего фильма, ощущается напряжение, которое, однако, никак не анализируется.  ДиКаприо живет в мире противоречий.  Его влияние настолько велико, что он может сделать фильм  с участием Папы, президента Обамы и других «великих».  Он очень богатый человек,  ему принадлежит остров в Белизе, многочисленные дома по всему миру.  Он поддерживает много проектов. Он часть 1%.  У него 11-я по счету самая большая яхта в мире,  стоимостью $200 млн, в которой есть свой винный погреб и  вертолетная площадка.  Он подвергся большой критике ранее в этом году, после полета из Канн в Нью-Йорк на частном самолете для получения награды за природоохранную деятельность.  Некоторые говорили, что его расточительный образ жизни приуменьшает его ‘моральный авторитет’, и что он не имеет права говорить о проблемах климата.

Я не хочу его разносить. Во многих отношениях это великолепный фильм, и я думаю, что он — замечательный человек.  Он симпатичный парень, и его мнение уважают, в особенности молодые, слушающие всю эту болтовню по поводу того, “реальны ли климатические перемены или нет”.   Нельзя сделать всех в одинаковой степени счастливыми: если вы богаты и знамениты, и выступаете перед народом,  люди обвинят вас в том, что вы оторвались от народа, если вы бедные и не выступаете — никто вас не услышит.  То, что он сделал, это замечательно.

Но я хотел бы узнать больше о его внутренних конфликтах.  Они могли бы изменить его рассказ, сделать его более убедительным.  Он знает о реальности климатических перемен, но живет в роскоши как 1%. Когда он летел на самолете в Нью-Йорк, чтобы получать  экологическую награду,  как это он оправдывал для себя?  Какой внутренний разговор вел с собой?

В самом деле, он ездит на электрических машинах, у него солнечные панели,  но  ничего в этом фильме, включая его реакцию на  интервью в Дели, не требует ‘жертв’.  Но мы-то хорошо знаем, что богатым странам и богатым людям есть чем жертвовать.  Мы знаем из Оксфама [1], что самые богатые  люди (10%) производят половину всех глобальных углеродных выбросов. Мы ожидаем от них действий.

Отсутствуют и его мысли в отношении будущего мира, более справедливого, более равноправного, более устойчивого, чем сегодня.  Как будет выглядеть  в этом мире образ жизни богатых и знаменитых?   Какой внутренний диалог они должны будут вести с собой?  От чего они должны будут отказаться, и как они это переживут?  Как должно измениться их отношение к привилегированным и властным?  Как знаменитость должна будет полюбить место, в котором живет, уйти в него корнями,  а не довольствоваться шикарными домами по всему свету, и перелетать к ним на самолетах?   Я хотел бы это очень увидеть в фильме. Я хотел бы увидеть как эти дилеммы восприняло бы его сердце,  как бы он  думал по другому, жил по-другому, как изменился бы его имидж.

ДиКаприо мог бы все это сделать. Он мог бы стать первой знаменитостью, ставшей на этот путь.  Я думал, может название  ‘Перед потопом’  в самом деле должно относиться к моменту, когда потекут его слезы перед самоанализом.  Реальность такова, что в мире, который хочет остаться с температурой менее 2-х градусов,  не должно быть никаких супер-яхт. Никакого фрэкинга, третьих полос в аэропорту,  громадных инфраструктур.  Никакого  1%  с расточительным образом жизни.  Но в фильме нас хотят убедить, что мы можем есть пирог, и он останется.  Не останется.  Останется другое меню.

Я был был очень хотел, чтобы он прочитал книгу Чака Коллинза «Рожденный на третьей базе» [2] прежде, чем делать этот фильм.  Нежелание ДиКаприо  честно поделиться со зрителями своими болезненными переживаниями — такая жалость.  Возможно, что он в этом смысле уникальный человек.  Это произвело бы такой эффект, он затронул бы  1%,  и всех нас остальных.  В своей книге Коллинз пишет: “Богатые друзья и соседи.  Пришло время прийти домой … прийти к своим близким и своему сердцу”.   Я хотел бы пожелать ДиКаприо такого путешествия.

Второй вопрос. Социальные технологии
‘Перед потопом’  представляет собой ситуацию в которой климатические перемены решаются политикой и технологией.  Решения сводятся к международным соглашениям, новым налогам, возобновляемой энергии, меньшему потреблению мяса и емкости батарей.  “Нет причин, по которой мы не могли бы решить эту проблему вовремя” – говорит он в одном месте.  Элон Маск должен заставить нас поверить, что его технология справится со всем этим, что его видение и настойчивость действительно исключительны.   И у нас остается ощущение, что эта проблема по силе только богатым и властным.

Несмотря на это люди по всему миру уже многое делают.  Наибольший вклад вносят городские мэры, местные правительства и общины.  И их вклад растет, и быстро распространяется.  Мне очень нравится статья Джонатана Латама  «Почему движение за еду не остановить» [3].

Что это за новые социальные технологии, социальные инфраструктуры, обеспечивающие такой поворот?  По всему миру ими занимаются огромное разнообразие людей и общин.   Они понимают, что климатические перемены — это кризис вызванный прежде всего отсоединением нас друг от друга, от природы,  от мест, где мы живем, и они заново зашивают эти соединения [4].  Роль Обам, т.е. 1%,  должна заключаться в том, чтобы поддерживать этих людей и учиться у них.

Да, лидерство людей облаченных властью, важно.  Но президент Обама не представляет собой убедительную фигуру, мрачно признавая, что  Парижское соглашение, “далеко не достаточно”, но ничего не предлагая взамен, а историческое послание Папы по климату в большой степени осталось гласом вопиющего [5].  Кроме показанных демонстраций, люди могут подумать, что в действительности кроме них ничего не происходит.  Но реальность совершенно другая.

Это сильный, важный, прекрасный фильм, и он окажет свое воздействие.   Но это воздействие могло быть намного сильнее, намного глубже, намного рискованней, намного смелее.  Климатические перемены требуют от нас больших рисков, больших жертв, дающих новые возможности. Но не желая ничем жертвовать, мы не пускаем в сердце главную проблему, заставляя ее ходить вокруг  да около.

Ссылки
[1] https://www.theguardian.com/environment/2015/dec/02/worlds-richest-10-produce-half-of-global-carbon-emissions-says-oxfam
[2] https://transitionnetwork.org/blogs/rob-hopkins/2016-09/book-review-and-competition-born-third-base-chuck-collins
[3] https://www.independentsciencenews.org/health/why-the-food-movement-is-unstoppable/
[4] https://www.theguardian.com/commentisfree/2016/nov/02/kindness-government-loneliness-mental-health
[5] https://www.theguardian.com/world/2016/oct/24/pope-franciss-edict-on-climate-change-has-fallen-on-deaf-ears-study-finds

http://www.resilience.org/stories/2016-11-02/leonardo-dicaprio-s-before-the-flood-a-review

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s