Фильм ДиКаприо, или нет пророков в своем отечестве

В. И. Постников

Только что посмотрел фильм  Леонардо ДиКаприо  Before the Flood.  [1]
ДиКаприо известен  нашей публике своими фильмами, прежде всего своим блокбастером «Титаник»  (1997), и последующими триллерами.  Признаюсь, кроме Титаника, я не смотрел фильмы с его участием.  Но отмечу, что у его приятная (на самом деле, ангельская) внешность и безусловно артистический талант.  Но  меня больше волнует  его позиция  в качестве защитника природы и «посланника мира».
В этом отношении его последний фильм «Перед потопом»  мне кажется наиболее удачным из всех. Хотя и в нем есть недостатки. Но о них позже.

Мой интерес  к проблемам окружающей среды  берет свое начало, вероятно, с Чернобыльской аварии (1986), которую я ощутил на себе. Об этом я писал раньше  [2].  На первых порах,  этот интерес привел меня к пониманию опасности неконтролируемого технического развития.  Результаты расчетов глобальной модели  Донеллы Медоуз, приведенной  в книге «Пределы роста», и попавшей мне  на глаза в 1987 г. [3],  усилили  тревогу и открыли глаза на фундаментальные проблемы техники, энергетики и общества.  Так я стал постепенно уходить от своих профессиональных интересов в область экологии.

Мой научный интерес в то время заключался в расчете электромагнитных полей в многослойных  системах (куда входили электрические машины, различные проводящие устройства,  экраны и т.п.). Похожие задачи решались и в некоторых геофизических и астрофизических задачах,  в которых требовалось установить структуру и состав космических тел.  Особый интерес у меня вызывали цилиндрические и сферические многослойные тела,   для которых я предлагал свой численный алгоритм расчета, построенный на импедансных рекуррентных соотношениях [4]. Расчеты выполнялись гораздо быстрее, чем по классическим формулам (Бесселя, Лежандра) и кроме того, учитывали различные дополнительные эффекты – нелинейность, анизотропию и т.п.    В то время  я думал переходить к моделированию многослойных сред Земли.
По-видимому именно это слияние  профессионального интереса к моделированию глобальных систем и экологические проблемы привели к качественно новому взгляду на технику.

В это же время выходят замечательные книги  системного эколога и физика Фритьофа Капры (Поворотный пункт (1982) , Уроки мудрости (1989)  и другие), которые я буквально проглатываю. Фритьоф присылает мне свой журнал, который в то время выпускает его институт [5].  Меня начинают интересовать биология, экология и сложные системы больше, чем чисто технические задачи.   В 1991 г. я решил закончить свою карьеру ученого и возвратиться в Политехнический институт на кафедру электромеханики, чтобы читать курсы по экологии.

Все это происходит на фоне развала Советского Союза. Теперь я понимаю, что Советский Союз был отлаженной сложной системой, с плотно пригнанными частями.  Идеология, инфраструктура, наука, культура, образование  —  все они работали на укрепление системы.  Но системы не вечны.  Внутренние противоречия, устаревшая парадигма организации общества (это слово я  впервые услышал от Капры)  со временем приводят к ослаблению системы.

Чернобыль был первым сигналом слабости системы.  Эта слабость заключалась в плохом понимании сложности и непредсказуемости  технических  систем, прежде всего атомной энергетики.  Технические науки доминировали в Советском Союзе на протяжении всей истории. Отчасти это было связано с милитаризацией экономики и  политикой противостояния Западу, отчасти с авторитарным режимом.  Но главное —  это отсутствие  экологических знаний  у населения  в целом.  Со временем это невежество стало проявляться через ухудшение состояния окружающей среды, неэффективное управление и ложные приоритеты науки.

Распад Советского Союза легко объяснить коллапсом сложных систем [6].  Как пишет Джозеф Тейнтер, «сложные общества коллапсируют из-за того, что исчерпали свой дизайн (свой «метод выживания») и не смогли адаптироваться к уменьшению отдачи окружающей среды на единицу вложенной энергии, ресурсов и т.д.».  Советский Союз, если можно так выразиться, «надорвался» из-за непомерных расходов на вооружение и гигантские проекты, включающие освоение космоса, переброс рек, тяжелую промышленность, освоение Арктики и т.п.  Природа, человеческие «системы», оказались в этой ситуации незащищенными и восстали  против всей государственной машины.  Но в тот период (начало 90-х)  мне эти истины еще не были ясны.

С распадом Советского Союза,  мои научные интересы  резко поменялись.  Я стал искать книги по экологии, системным наукам, философии. Но найти их было непросто.  Для меня стало очевидным, что секретность и цензура в Советском Союзе привела в конце концов к оглуплению населения. Это было преступление против человечности.  Но за него никто не ответил.

После распада Союза, и сближения с Западом, стали появляться  книги радикальных западных философов.  Первый «прорыв на Запад» случился у меня в 1994 г., когда я попал в Англию в университет г. Бат по приглашению профессора Истема.   Я увидел наконец свою любимую Англию, город Бат, древнюю столицу.   Но главное прозрение было  в университетском кампусе, в книжном магазинчике, где я приобрел книгу Фритьофа Капры «Поворотный пункт» (о которой много слышал) [7].  Я не мог оторваться от книги. Первым делом  я решил ее перевести и издать. Но не тут-то было.   Издавать ее никто не собирался, в то время все издательства занимались эзотерикой и пособиями по бизнесу – тем, что хорошо продается. Серьезные философские книги издавать было неприбыльно.

В 1995 г. я записался в библиотеку «America House»  в Киеве при американском посольстве. Там я обнаружил массу интересных книг.   Я приходил и конспектировал.  Это прежде всего:  «Сопротивление виртуальной жизни»  (1995), «Демократия и технология»  Ричарда Склова (1995),  «Несовершенное будущее» (1994)   Говарда  П. Сегала, «Будущее не считает»  (1995) Стивена Талботта, «Паутина Жизни» (1996) Фритьофа Капры.  Особый интерес вызывали также книги по экологической этике :  «Права природы» (1989) Родерика Фрэзиера Нэша, «Экологическая этика» Холмса Ролстона III, «Думать как гора» Джоанны Мейси, Арне Нейсса и др.  Можно сказать, что все эти книги произвели полный переворот в моем сознании, они были поистине «mind-blowing».

Там же я вышел впервые в Интернет. И перед мной открылся поистине необъятный мир.  Не могу не отметить вебсайт Джея Хэнсона, на котором я впервые познакомился с критикой капитализма и  индустриального общества, работами выдающихся ученых Уильяма Каттона, Говарда и Юджина Одумов, Джеймса Лавлока, философами Льюисом Мамфордом, Жаком Эллюлем, Иваном Илличем и др.

Я был далеко не одинок. Но я не находил понимания ни в институте, ни среди друзей.   Мои лекции, которые я читал в Киевском политехническом институте, оказались невостребованными ни кафедрой, ни студентами.

Следующий прорыв – это знакомство с глубинными экологами (1998). На их сайте я встретил канадца Дэвида Ортона,  с которым сразу уже установил дружеские отношения. Он инициировал международную группу левых биоцентристов, в которую вошел и я.
Левый биоцентризм, или экоцентризм, [8] это философия, и движение, направленное на признание прав нечеловеческих существ наравне с человеческие существами. Это также анти-капиталистическое и анти-индустриальное движение.  Сегодня у него много сторонников и различных течений.  Дэвид познакомил меня с книгами Арне Нейсса, и глубинной экологией в полном объеме.   Дискуссии  продолжаются до сей день, хотя  Дэвида и Арне уже нет.  За это время через наш форум прошли многие люди, философы, активисты, экологи, ученые. Мы обогащались идеями друг друга.

В 2004 г. я решил  во что бы то ни стало встретиться с Фритьофом Капрой в Шумахер-колледже, английском экологическом колледже, куда он приезжал из Беркли, чтобы читать курсы по глубинной экологии.  Встретиться с Капрой мне не удалось, но я попал на другой чудесный курс:  Джон Сид и Рут Розенек провели Совет Всех существ, Стархок рассказала о пермакультуре, о «зеленом блоке», о приемах магии в борьбе с произволом полиции.  Алистер Макинтош, шотландский поэт-активист познакомил меня с поэзией Элиота,  с восстановлением древних кельтских традиций.  Это были незабываемые встречи.  Там же, в колледже, я познакомился с человеком из шотландской экодеревни Финдхорн.   Мне удалось попасть в нее в 2006 г.  Об этом я писал довольно подробно [9].  Приехав домой я постарался рассказать о вновь приобретенном опыте. Но рассказать об этом было трудно, потому что люди уже боролись за выживание. Все рассказанное воспринималось как сказка, иногда с неприязнью.

Дэвид Ортон познакомил меня с еще одним замечательным человеком,  Дугласом Томпкинсом.  Томпкинс, основатель фирм Esprit и The North Pole, заработав миллионы, продал свои фирмы и купил девственные земли в Аргентине и Чили, устроив огромные заповедники дикой природы.  Он был одним из наших  героев. Он помог мне получить грант на перевод и издание моих любимых авторов – Уильяма Каттона и Джерри Мандера.  Не забуду нашу встречу в Киеве в 2009 г.  Проехав на машине (сам за рулем) через всю Украину, он был разочарован  состоянием почвы, она оказалась слишком отравленной  химикатами, чтобы развивать органическое земледелие.   Мы много с ним говорили о будущих планах возрождения земли, но несчастный случай  оборвал его жизнь.  Он был человеком близким по духу.

Мои спорадические лекции прошли почти незамеченными. Возможно я читал их не там, возможно говорил  «не на том»  языке, возможно не тем людям.   Приходит на ум буддийская притча.  Черепаха вылазит на берег и через некоторое время возвращается в море. Рыбка ее спрашивает, ну как там на суше ?  Черепаха говорит: Там сухо. Все ходят ногами.  Но рыбка не понимает. Этого не может быть, говорит она. Такого не бывает.

Наконец, о фильме. Я не услышал о людях,  которые стояли у истоков зеленого движения, об упомянутых выше философах, истинных пророках. ДиКаприо опять аппелирует к сильным мира сего, к президентам, ООН, астронавтам.  Но фильм опоздал на полстолетие.  Мы находимся уже в точке невозврата.  Ни слова не говорится о перенаселении, нерешаемых экологических проблемах, физических ограничениях.  ДиКаприо безусловно человек неравнодушный, талантливый, но для понимания всей тяжести нашего положения этого — увы — мало.

 

Ссылки

[1] https://www.youtube.com/watch?v=90CkXVF-Q8M
[2] http://www.proza.ru/2008/04/19/250
[3] Окружающая среда. Споры о будущем. М. «Мысль», 1983.
[4] В.И. Постников и др. «Многослойные электромагнитные модели», К.  «Наук. думка», 1989.
[5] Elmwood Quarterly. Vol. 10 N.4 Winter Solstice 1994/95. И особенно «Руководство по экограмотности».
[6]  http://www.proza.ru/2012/11/05/896
[7] http://www.proza.ru/2007/12/09/321
[8] http://www.proza.ru/2011/06/02/514
[9] http://www.proza.ru/2009/04/03/777

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s