Русская цивилизация и литература 2

Я продолжаю исследовать пути русской цивилизации  с помощью литературы,  с целью определить «жив ли пациент».
Для этого, как и в первой части, я обращаюсь к любимым мною literati.
В конце первой части, заканчивающейся  в 1964 г, Герцен высказывает осторожный оптимизм, говоря, что «Россия покинула гавань и плывет по воле ветров».  Под «гаванью» он имеет в виду, конечно классический, или, как принято сегодня говорить,  золотой период русской литературы (Пушкин, Гоголь, Лермонтов).  Казалось, что у таких гениев должно быть славное продолжение.  Но этого не случилось.  Пробудившаяся интеллигенция захотела большего от власти. Большего, чем литературы.  Мы знаем, чем все это обернулось: кружком Петрашевского, ссылкой Герцена, каторгой Достоевского.   После этого интеллигенция еще больше ожесточилась в лице Белинского.
В нахлынувших с Запада идеях, Россия заблудилась.  Одни с восторгом восприняли марксизм, другие ушли в мистику.   Нужен был ум, который оставался бы самим собой.  Среди поэтов таким оказался Блок.  Среди писателей – Толстой.    В чем-то разные, но близкие по духу,  они сохранили главные принципы русской цивилизации – любовь к красоте, к миру, к женщине, к справедливости. Это были их последние бастионы.
Близкая к Блоку поэтесса Е.Ю. Кузьмина-Караваева, впоследствии ставшая в эмиграции монахиней Марией и кончившая жизнь в гитлеровском концлагере, в своих воспоминаниях о Блоке дает точную характеристику состояния русского общества  в начале 20-го века:

«Непередаваем этот воздух 1910 г.  Думаю, не ошибусь, если скажу, что культурная, литературная, мыслящая Россия была совершенно готова к войне и революции. В этот период смешалось все. Апатия, уныние, упадничество – и чаяние новых катастроф. Мы жили среди огромной страны словно на необитаемом острове. Россия не знала грамоту, — в нашей среде сосредоточилась вся мировая культура, — цитировали наизусть греков, увлекались французскими символистами, считали скандинавскую литературу своею (sic), знали философию и богословие, поэзию и историю всего мира, и в этом смысле были гражданами вселенной (sic), хранителями великого культурного музея человечества.

Это был Рим упадка. Мы не жили, мы созерцали все самое утонченное, что было в жизни, мы не боялись никаких слов, мы были в области духа циничны и нецеломудренны, в жизни вялы и бездейственны. В известном смысле мы были, конечно, революция до революции, — так глубоко, беспощадно и гибельно перекапывалась почва старой традиции, такие смелые мосты бросались в будущее. И вместе с тем эта глубина и смелость сочетались с неизбывным тлением, с духом умирания, призрачности, эфемерности. Мы были последним актом трагедии – разрыва народа и интеллигенции.*   За ними простиралась всероссийская снежная пустыня, скованная страна, не знающая ни наших восторгов, ни наших мук, не заражающая нас своими восторгами и муками… Была только черная петербургская ночь.  Удушье. Тоска не в ожидании рассвета, а тоска от убеждения, что никакого рассвета никогда больше не будет». [1]

Это довольно точное описание сумерек русской (российской) культуры.  В отношении собственно русской цивилизации можно только сказать, что она закончилась с Петром Первым. После чего стала де факто европейской. Однако его усилия привели к непредвиденным и противоречивым результатам. По этому поводу Бердяев замечает:

«От прикосновения Запада в русской душе произошел настоящий переворот и переворот в совершенно ином направлении, чем путь западной цивилизации. Влияние Запада на Россию было совершенно парадоксально, оно не привило русской душе западные нормы. Наоборот, это влияние раскрыло в русской душе буйные, дионисические, динамические, а иногда и демонические силы… Столкнулись Россия бытовая, унаследованная от прошлого, дворянская, купеческая, мещанская, которую поддерживала империя, и Россия интеллигентская, духовно и социально революционная, устремленная в бесконечность, ищущая Града Грядущего.» [2]

Этот раскол ощущается и поныне. Невозможность выразить себя в материальном творчестве (а цивилизация — это прежде всего архитектура и уклад жизни), русские вынуждены были «уйти» в литературу, искусство и религию.  Это хорошо подметил еще Оскар Уальд. В  знаменитом эссе «Душа человека при социализме» (1898) он пишет:

«Несколько русских художников реализовали себя в искусстве, некоторые писатели — в прозе, которая по духу остается средневековой, потому что основной нотой является, все же, реализация души людей через страдание. Для тех, кто не является художником и для кого нет другой жизни, кроме фактического существования, страдание — единственная дорога к совершенству. Тот русский, который живет счастливо при нынешней системе правительства в России или не должен вообще иметь души, или имеет душу совершенно неразвитую.» [3]

В этом смысле русская цивилизация так и не смогла развиться.  Вообще для развития цивилизации (и культуры) нужна определенная степень свободы для творчества и мысли.  Если не у народа, то, по крайней мере, у монархов. Они должны быть достаточно образованными, чтобы поддерживать художников, философов, и поэтов.  (Так, например, происходило в восточных деспотиях, Японии, Китае). То, чего у России никогда не было. Только на переломных этапах истории, когда авторитарная власть слабела или рушилась, появлялись ростки свободы мысли, причем они выходили не из власти, а из народа. И часто не от собственно русских.**

Начало 20-го века в России можно назвать таким кратким ренессансом русской культуры, попыткой найти свою идентичность среди резко меняющегося и усложняющегося мира.  И Россия в этом отношении не единственная страна. Можно указать на подобный культурный ренессанс, или, точнее, культурное волнение,  во многих европейских странах.

Важно, что Блок (и несколько других особенно чувствительных к истории художников) почувствовали перемены, вызванные приходом новой индустриальной эпохи и массового сознания. Это прекрасно отражено в его двух главных поэмах  «Скифы » (1918) и «Возмездие» (1921).  Будучи свидетелем Первой мировой и революций, Блок понимает, что не только Россия, но мир в целом  уже не контролируем:

«И мир – он страшен для меня.
Герой уж не разит свободно –
Его рука – в руке народной,
Стоит над миром столб огня,
И в каждом сердце, в мысли каждой –
Свой произвол и свой закон…
Над всей Европою дракон,
Разинув пасть, томится жаждой.
Кто нанесет ему удар?
Не ведаем, над нашим станом,
Как встарь, повита даль туманом,
И пахнет гарью. Там – пожар.

Для художника остается единственный выход — не дать себя увлечь народной стихией:

Но песня – песнью все пребудет.
В толпе все кто-нибудь поет,
Вот – голову его на блюде
Царю плясунья подает;
Там – он на эшафоте черном
Склоняет голову свою;
Здесь – именем клеймят позорным
Его стихи… И я пою, —
Но не за вами суд последний,
Не вам замкнуть мои уста
Пусть церковь темная пуста,
Пусть пастырь спит; я до обедни
Пройду росистую межу,
Ключ ржавый поверну в затворе
И в алом от зари притворе
Свою обедню отслужу.

Остаться самим собою, «неспешно и нелживо»  увидеть «то, что в здешнем мире живо»:

О том, что мы в себе таим,
О том, что в здешнем мире живо,
О том, как зреет гнев в сердцах,
И с гневом – юность и свобода,
Как в каждом дышит дух народа,
Сыны отражены в отцах:
Коротенький обрывок рода –
Два-три звена, — и уж ясны
Заветы темной старины…

Далее пришла народная стихия (поэма «Двенадцать») и смыла остатки русской цивилизации.  Было ли у нее продолжение ?  Но об этом поговорим позже.

— ВП

_______________

* У них оказались разные цели. У интеллигенции – поиск духовной высоты, всечеловечности, «града божьего».  У народа – не умереть с голоду. – ВП
** Больше всего для «спасения» русской культуры сделали евреи. Однако до самого последнего времени их роль преуменьшалась и искажалась. — ВП
[1] Мон. Мария. Встреча с Блоком. – Современные записки, №62,  Париж, 1936, с. 215 – 217 (Цитируется по  Л.И. Тимофеев, Творчество Александра Блока, Изд-во АН СССР, Москва 1963)
[2] Н. Бердяев, «Истоки и смысл русского коммунизма». (Репринтное произведение YMCA-PRESS, 1955. – М.: Наука, 1990. 224 с.)
[3] Оскар Уальд, Душа человека при социализме (1898) http://www.proza.ru/2008/01/08/25

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s