Иллюзия контроля

Джон Майкл Грир
The Archdruid Report
25 июня 2015 г
Я уверен, что большинство моих читателей слышали шум по поводу вышедшей энциклики папы Франциска Laudato Si, посвященной экологии.  Было забавно понаблюдать, как многие политики Соединенных Штатов, которые любят использовать выступления Ватикана в качестве витрины для своих программ, срочно искали укрытие дабы спрятаться от ветра, идущего в совершенно ином направлении.Возьмите Рика Санторума, шумного католика-республиканца, однажды заседавшего в сенате, а теперь выступающего на всевозможных псевдо-консервативных собраниях с речами, приправленных изрядным количеством ненависти.  Санторум любит называть друзей католиков, несогласных с Ватиканом, “католиками кафетерий”* а известную поддержку Джоном Ф. Кеннеди  отделения церкви от государства назвал  «отвратительной». С появлением Laudato Si, догадайтесь, кто стоял в первых рядах «кафетерия»?  Да, это был Санторум,  который с самого начала заявил, что Папа ошибается, и что американские католики не обязаны его слушать.Самое смешное в отношении Laudato Si,  то, что на самом деле это не такой уж радикальный документ.  Это просто декларация о здравом смысле.  Давно для всех должно быть очевидным, что относиться к воздуху, как газообразным отходам, и сбрасывать туда миллионы парниковых газов — это идиотская идея.  Должно также быть очевидным, что все другие способы, которыми мы изводили нашу единственную планету,  закончатся для нас плохо. То, что это не было самоочевидным — а именно то, что огромное число людей не могут себе представить, что если будешь писать в свою постель, то будешь спать в мокром месте — заслуживает особого внимания.

Это действительно смешно, если подумать. С тех пор как наши дальние предки слезли с деревьев в позднем плейстоцене,  наша способность предвидеть угрозы и что-то сделать по этому поводу была главной причиной, обеспечившей успех нашему виду. Шорох в траве мог указывать на приближение леопарда,  засушливая погода могла превратить местное озеро в грязное болото:  те из наших предков, кто обращал внимание на подобные вещи и пытались справиться с ними, имели больше шансов выжить и оставить потомство, чем те, кто пожимал плечами и продолжал заниматься своими делами. Вот почему традиционные общества по всему миру огорожены умопомрачительным числом запретов и табу, предназначенных для охранения от всех мыслимых угроз.

Так или иначе, мы каким-то образом очутились в нынешней ситуации,  в которой значительное большинство людей в промышленных странах не видят, что с ними может произойти нечто действительно скверное; занимая позицию по типу “Я уверен, они что-нибудь придумают”; когда же случается что-нибудь плохое, они мгновенно ищут виновных, но так, чтобы продолжать заниматься, чем занимались.  Мир, в  котором Laudato Si вызывает противодействие,  это мир опасно удаленный от основных требований коллективного выживания.

Я не прекращаю удивляться по поводу того, что стоит за странной пара-логикой,  помогающей людям закрывать глаза на приближающуюся к ним судьбу.  Написание статьи на прошлой неделе по поводу поразительной глупости внешней политики США помогло мне однако прояснить данный предмет.  Я могу ошибаться, но думаю, что прав.

Начнем с центральной темы моей статьи на прошлой неделе, а именно замечательной бестолковости политики США  в отношении России и Китая, убедившей обе страны в том, что они ничего не выигрывают от кооперации с США, и лучше себя чувствуют вместе, противодействуя США.  Американские политики и дипломаты ответственны за эту ситуацию,  и  то, как это им удалось, детально рассказано в последней серьезной статье  Пола Р. Пиллара в  The National Interest.

В статье Пиллар указал, что в Соединенных Штатах существует уникальное контр-продуктивное  понятие о том, как следует проводить переговоры. Везде на планете люди понимают, что когда вы договариваетесь, вы ищите компромисс, чтобы получить ожидаемое, в то время как другая сторона получает свою выгоду – поэтому существует взаимное желание сотрудничать. Для США, напротив,  переговоры означают, что другая сторона должны уступить требованиям США, и на этом стоит вся политика.  Идея о том, что у стран могут быть свои собственные интересы, и они ожидают в обмен за кооперацию существенных выгод, по-видимому не приходит в голову официальному Вашингтону — причем игнорирование этой идеи уже привело к ряду провалов в зарубежной политике США.

Будет справедливым заметить, что Соединенные Штаты не единственная страна, принявшая на вооружение эту саморазрушительную политику.  Первоклассный пример в последние месяцы демонстрирует Европа — а именно непрекращающиеся псевдо-переговоры между греческим правительством  и т.н. «тройкой»,  коалицией самопровозглашенных бюрократов, пытающихся заставить Грецию  продолжать во что бы то ни стало свою безнадежную экономическую политику.  Позиция «тройки» проста:  единственный приемлемый для них результат – это капитуляция греческого правительства, и они ничего не хотят давать взамен. Каждый раз, когда греческое правительство указывает «тройке» на то, что переговоры обычно означают  уступки с двух сторон, бюрократы делают вид, что не понимают, и возвращаются к своим требованиям.

Такая позиция влечет за собой радикальные политические последствия. Она уже убедила греков в необходимости избрать радикальное левое правительство вместо уступчивых центристов. Если левые падут, им на смену уже готовы придти неофашисты из партии Золотой Зари (Golden Dawn). Проблема с требованиями «тройки» проста:  политика, на которой они настаивают, ни разу в истории рыночной экономики не приводила ни к чему кроме обеднения населения и банкротству. Греки, как и многие другие, знают это; они знают, что Греция никогда не вернется к процветанию, пока не освободится от иностранных долгов, как это сделала Россия в 1998 г, и ряд других стран.

Если тройка не договорится об ослаблении долга, а текущее греческое правительство не объявит дефолт, греки изберут кого-нибудь другого;  что приведет к продолжению курса, который уже привел к потере четверти ВВП, и который  продолжает падать.  Это может легко передать Грецию какому-нибудь фашистскому деспоту, что представляет собой еще большую потенциальную проблему.  Поразительно, как мало людей в Европе помнят, что произошло последний раз с международным политическим истеблишментом, стремящимся во что бы то ни стало сохранить свою порочную экономическую ортодоксию —  для тех моих читателей, кто не знают, о чем я говорю, я советую взять любую хорошую книгу о росте фашизма перед Второй мировой.

Давайте отойдем от специфики, и сосредоточимся на мышлении, лежащем в основе дисфункции Вашингтона и Брюсселя. В обоих случаях, люди, которые думают, что управляют ситуацией, упустили из виду факт, что у России, Китая и Греции,  могут быть свои потребности, проблемы и интересы, и что они не куклы, которые США и ЕС по желанию могут пересаживать с места на место. Этим другим нациям можно, вероятно,  угрожать, но такая стратегия долго не протянет.  Успешная дипломатия зависит от желания дать партнеру основания для кооперации, чтобы он захотел сотрудничать с вами, тогда как требования кооперации под прицелом гарантирует то, что другой будет искать способы ответить вам тем же способом.

Тот же образ мыслей, в несколько другом контексте,  лежит в основе поразительной глупости американцев, наносящих удары дронами на Ближнем востоке. Один шутник недавно заметил, что США начали воевать против армии в 5000 человек, из которых убили 10 000, после чего осталось только 20 000.   Это довольный точный анализ ситуации; американские дроны оказались полным провалом американской политики по всем объективным показателям,  их применение пошло на пользу мусульманским экстремистам, против которых они предназначались,  но никто из официального Вашингтона на признал этот факт.

По-видимому администрация Обамы думает, что, выполняя удары дронами, она играет в некую видео-игру, которую Соединенные Штаты могут выиграть, если наберут достаточно очков. Заметьте, что каждый раз, когда дроны убивают кого-нибудь из лидеров Аль-Каиды, в прессе поднимается радостный шум: эй, мы попали в командира, и заработали еще 500 очков. В реальном мире, тем временем, неразборчивое убийство гражданских лиц американскими дронами стало главенствующим фактором, убедившим  мусульман во всем мире, что джихадисты правы, чем обеспечило приток новых  молодых рекрутов в ряды джихада. Кто-нибудь в администрации Обамы проводил ли когда-нибудь арифметические подсчеты своих провалов?  Конечно, нет.

Этот пример подтверждает мои выводы относительно проблематичности американской дипломатии, ее неспособности признать, что другая сторона будет отвечать на действия США в манере, которая будет выгодна ей, а не США.

Если посмотреть на проблему шире,  мы увидим у многих людей ту же неспособность оценить встречные действия биосферы, т.е. неспособность оставить иллюзию того, что  биосфера обязана поставлять нам ресурсы и мириться с теми отходами, которые мы в нее заталкиваем, без опасения, что она  может ответить каким-то неудобным для нас образом.

Можно подсуммировать все эти виды глупости  в одной фразе: большинство людей сегодня кажется потеряли способность понимать: другая сторона тоже может обучаться.

Весь принцип обучения настолько отравлен сегодня дурными привычками, что наверное нам следует на них остановиться. Обучение, в частности, не то же самое, что бездумная имитация. Если вы запомнили несколько иностранных фраз, например, это не значит, что вы выучили язык.  Выучить язык, — это знать его основополагающую структуру, чтобы можно было составить свою собственную фразу и сказать то, что хотите, а не просто повторить заученное.

Подобным образом, если вы запомнили разрозненные фактоиды истории, это не значит, что вы выучили историю. Сегодня это актуально для США, потому что последние  “реформы” в американских школах направлены на замену обучения бездумным запоминанием разрозненных фактоидов, которые потом «проверяются» множественными тестами. Такой способ обучения наказывает тех детей, которые  сами находят для себя путь обучения, и таким образом могут придти к ответам, отличающимся от тех, которые требуются в тестах. Это только один из примеров того, как образование в США активно дискредитирует обучение – и я поговорю об этом в следующей своей почте.

Учиться – значит схватить основополагающую структуру заданного предмета, чтобы ученик мог придти к оригинальным ответам. Это то, что делают Россия и Китай; они схватили основополагающую структуру американской дипломатии, поняли, что ничего не выигрывают от кооперации с ней, и предложили творческий ответ, а именно объединение для противодействия Соединенным Штатам.  И это то, что делает Греция.  Постепенно греки разобрались в основополагающей структуре политики «тройки»,  которая заключается в систематическом ограблении южной Европы  в угоду Германии и нескольким ее союзникам, и пытаются найти ответ, который не сводится к безусловному подчинению.

Это именно то, что делают джихадисты и Талибан в условиях присутствия американских военных. Они действуют по пословице: если жизнь предлагает вам лимон,  делайте лимонад; если США предлагает вам удары дронов, ежедневно убивающие гражданские лица,  вы можете использовать это в качестве весьма успешной пропаганды — если американцы предлагают вам «возрождение», вы спрячетесь в скалах,  и подождете, пока американцам наскучит и они уйдут.  Так работает обучение,  но американские планировщики не в состоянии этого понять.

Интересно, что тот же анализ применим  к нечеловеческой природе.  Как еще давно заметил Эрвин Ласло  в своем «Введении в системную философию», любая достаточно сложная система обладает интеллектом.  Обратите внимание на то, как бактерии отвечают на антибиотики. Индивидуально, бактерии такие же безмозглые как наши политики, но их поведение на видовом уровне демонстрирует поразительную способность к обучению; столкнувшись с антибиотиками, бактерии “ищут”  различные биохимические подходы для преодоления действий антибиотика. Подобным образом насекомые и «сорняки» “ищут” подходы к пестицидам и гербицидам, пока не найдут способ поживиться урожаем или размножиться в полях невзирая на количество пролитого яда.

Мы можем применить ту же логику в целом к экологическому кризису.  Сложные системы ищут равновесия, и будут отвечать противодействием на любую попытку столкнуть их от равновесия. Любой практикующий биолог приведет вам множество примеров:  если условия позволяют кроликам безудержно размножаться, например, популяция хищных птиц или лисиц возрастет в той же пропорции, уменьшив прирост кроликов до уровня, поддерживаемого экосистемой.  По мере того, как человечество увеличивает свое давление на биосферу, биосфера начинает сопротивляться с возрастающей силой, используя различные пути;  разве это не обучение, благодаря которому биосфера “ищет” различные способы сбалансировать  издевательское поведение человечества пока не найдет способ, который работает?

Но, конечно, в современной философии вы не прочитаете о том, что природные системы способны обучаться.  Понятие о том, что природа статична, нечувствительна,  и представляет собой пассивную площадку, на которой лишь человек играет активную роль, укоренилась в современном представлении, на которое не подействовали даже реалии биологической эволюции или все возрастающее свидетельство того, что природные системы, да, вполне способны адаптироваться к действиям человека.  У представлении о природе как о пассивной долгая и сложная история, но это предмет для другой статьи; сегодня же меня интересует то, что, начиная приблизительно с 1990, правящие классы в Соединенных Штатах, и некоторых западных странах, применяют ту же  откровенно порочную логику  ко всему, что видят вокруг себя.

“Сегодня мы – империя, и должны действовать так, чтобы создавать свою собственную реальность,” – говорит неоконсервативный гуру Карл Роув. “Мы главные действующие лица истории, а вам всем останется только изучать то, что мы сделали.” Похоже, что эта мысль владеет сегодня умами американского правительства по обе стороны партийного разделения. Обама говорит, что экономика возрождается, но если она откажется действовать соответствующим образом,  у нас найдется достаточно предприимчивых  журналистов, чтобы подстроить статистику и убрать нежелательные факты. История, впрочем, показывает много примеров того, как самопровозглашенные «герои» быстро оказывались на свалке.

Давайте, однако,  отойдем от примеров.  Где источник этой чудовищной пара-логики—иллюзии, которая заставляет политиков думать, что они творят реальность, и что каждый должен соответствовать ролям, которые предписаны самопровозглашенными «героями»?  Я думаю, что знаю. Думаю, что эта иллюзия проистекает из простого, но удивительно всесильного факта,  согласно которому  указанные люди, вместе с большинством привилегированных классов индустриального мира, проводят большую часть своего времени, начиная с детства, в окружении машин.

Мы можем определить машину, как подсистему, лишенную способности обучаться. Главный смысл создания машины в том, что она должна выполнять, что вы хотите,  когда вы хотите, и ничего более. Включите ее, и она начнет выполнять жестко предписанный ряд действий, на который была запроектирована; выключите ее —  и она остановится.  Ее можно снабдить системой управления, позволяющей управлять поведением в жестко предписанных рамках; сегодня, с применением компьютерной технологии, ряд предписанных для выполнения задач может быть достаточно сложным, и может сбить с толку внешнего наблюдателя, который подумает, что машина в самом деле обучается. Но за внешним фасадом машины, нет жизни**.  Она не может обучаться, а иллюзия того, что она обучается, создается за счет бездумного запоминания, описанного выше как антитезис обучения.

Машина, которая обучается, должна была бы принимать свои собственные решения и находить творческий ответ на внешние действия — но это противоречит тому, на что они рассчитаны,  потому что такой ответ  может вызвать наше недовольство. Потому так популярны фантазии о войнах между машинами и людьми; именно потому, что мы ожидаем от машин подчинения, а не проявления свободной воли, мысль о машинах, вышедших из повиновения и действующих в своих интересах, вызывает такой ужас.

Привычка рассматривать весь космос как собрание машин, существующих только  для выполнения предписанных операторами целей, еще один предмет, требующий особого рассмотрения.  Ее происхождение можно проследить  на заре научной революции семнадцатого века,  когда ряд мыслителей предположили, что вселенная может быть не огромным организмом – как считалось на протяжении тысячелетий — а одной большой машиной. Показательно, что вслед за этой идеей, все живые существа начали рассматривать как простые  “машины из мяса”, не чувствующие боли под ножом вивисектора, и спроектированы богом для имитации боли дабы вызывать у людей чувство жалости.

Иллюзия контроля — уверенность (которую вероятно трудно побороть одними фактами) в том, что мир, это машина, способная лишь выполнять наши желания — пронизывает современную жизнь индустриального мира. Учитывая, что люди проводят намного больше времени, общаясь с машинами, чем  с другими людьми и другими существами без машинного интерфейса, неудивительно, что такая иллюзия  широко распространена. И пока эта иллюзия будет превалировать, можно ожидать, что в индустриальном мире люди будут переходить от одного несчастья к другому.  В этом секрет иллюзии контроля:  те, кто упорно видят мир в механических терминах, в конце концов начинают действовать механически. Те, кто отрицают способность других обучаться, теряют способность замечать свои собственные ошибки; и, как роботы, продолжат идти по заданной траектории, ведущей на свалку.

___________________________

* Термин «Католики кафетерий» относится к тем, кто, считая себя католиками, отходят от доктрины католицизма в некоторых ее положениях. Примерами могут служить «сексуальные диссиденты» —  согласные с  абортами, контролем за рождаемостью, разводами, добрачным сексом, мастурбацией, порнографией, проституцией, и гомосексуализмом. — из Википедии

**См. мою статью «Миф о машине»  http://thearchdruidreport.blogspot.com/2012/01/myth-of-machine.html

[Комментарий ВП. Надо признать, что не только западное индустриальное общество обладает машинной логикой.  Вся история Советского Союза свидетельствует о преклонении перед Машиной. Но Машина не спасла его от развала, а может быть даже была  причиной, т.е., образно говоря, вышла из повиновения. Под «Машиной» я имею в виду, конечно, не только чернобыли и курски, но прежде всего, машинную логику людей].

http://www.resilience.org/stories/2015-06-25/the-delusion-of-control

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s