Как специализация изменила жизнь людей

(Из книги Уильяма Р. Каттона, Мл. «Непроходимость: эволюционный тупик человечества», 2009) с. 39 — 147.

Глава 4
Как специализация изменила жизнь людей

«Появление особого гения, который будет разным у разных профессий,…. во многих случаях будет объясняться результатом разделения труда». — Адам Смит, Богатство наций

«Дайте мне усталый ваш народ, всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде, из тесных берегов гонимых, бедных и сирот. Так шлите их, бездомных и измотанных, ко мне, я поднимаю факел мой у золотых ворот!»  — Эмма Лазарус, Новый Колосс (Надпись на статуе Свободы в заливе Нью-Йорка)

Использование различных инструментов, приверженность различным традициям и общение с помощью различного набора символов – вот некоторые пути, посредством которых отдельные подгруппы населения могут функционировать так, как если бы они принадлежали к другому биологическому виду. «Квази-обособленность» (quasi-speciation) – термин, который я использовал в книге Overshoot* для того, чтобы подчеркнуть разнообразие специализированных подгрупп [72].

Культурная природа Homo sapiens делает возможной квази-обособленность. Среди более или менее значительной популяции людей, социо-культурная природа неизбежно приводит к дифференциации. Без определенной гуманности мы никогда не смогли бы сформировать сложные сообщества, но одно из последствий современного разделения труда, я полагаю, — все большее отчуждение нас друг от друга.

Если это так, тогда то, что сделало возможным создание сложных сообществ, одновременно их разрушает. В самом деле, воспринимаем ли мы себя сегодня как один вид (которым мы, конечно, остаемся с биологической точки зрения) или же считаем себя не похожими на других человеческих существ до такой степени, что они кажутся нам другим видом ? Способствует ли современная жизнь чувству принадлежности к единому человеческому братству, или наоборот, препятствует ?

В современном мире кроме этнических, расовых, национальных, политических, религиозных, классовых, и гендерных характеристик личности, представления о том, что собой представляет личность, зависят в большой степени от профессиональной ориентации. Профессии людей становятся главным признаком их личности, и их собственной самооценкой.

Большинство людей не понимают до конца ни обязанностей, ни преимуществ других специальностей. Тот факт, что каждый из нас получает свою личностную характеристику благодаря работе, которую выполняет, и мало что понимает в других типах работ, — характерный признак современного общества.

Специализация in extremis

Профессиональная специализация — ключевой признак сегодняшнего социума. Взгляните на последние страницы типичного еженедельника Science и вы сразу же увидите колонки «Вакансии на занятие должности» — объявления, присланные колледжами, университетами, правительственными агентствами, промышленными корпорациями. Большинство объявлений начинаются такими словами: «Отдел такой-то приглашает претендентов на занятие такой-то должности», за которыми следует указание на требуемое образование, общие обязанности, оклад и т.п. И неважно, насколько вы высоко квалифицированы для некоторых должностей, для подавляющего числа должностей вы не будете подходить, т.к у вас нет соответствующей квалификации. И у вас в лучшем случае будет лишь смутное представление о фактических требованиях объявления для конкретной позиции, которая не соответствует вашей квалификации[73]. И несмотря на это, вы и другие претенденты на данную работу принадлежите к одному и тому же виду Homo sapiens.

Помню, насколько был поражен сложностью разделения труда в современном обществе, когда одним воскресным утром, перед распадом Советского Союза, смотрел телепередачу по Эй-Би-Си. В передаче участвовали Вильям Хайленд, редактор Foreign Affairs, Георгий Арбатов, член Совета народных депутатов СССР и Георгий Шульц, бывший госсекретарь США, у которых автор передачи Дэвид Бринкли брал интервью.

В заключение, вместо обычно зачитываемой банальности, ведущий сказал следующее:

«Я хочу пожелать всего самого лучшего Джорджу, Сэму, Коки и всем нам, в преддверии Рождества, счастливого Нового года. Все мы должны поблагодарить входящих в длинный список людей, которых мы не видим дома, но без которых вы не увидели бы и не услышали никого из нас – это рабочие Эй-Би-Си.
Затем на экране появились два спонсирующих корпоративных имени (Меррилл Линч и Дженерал Электрик) с удивительно длинным списком из 47 лиц, стоящими за передачей.»

Оказалось, что с «регулярной передачей», связаны по меньшей мере 156 имен, которые для зрителей представлялась 4-мя персонами и двумя-тремя журналистами-интервьюерами плюс одним-двумя репортерами «на местах». И что более важно, эти невидимые лица выполняли 47 специализированных ролей, каждая из которых в той или иной степени обеспечивала зрителям доступ к знакомым лицам на экране и мыслям, рожденных в их головах.

Тот же бесконечный список специалистов можно увидеть в кинотеатре после демонстрации фильма. Впечатляющее число людей с различными профессиональными навыками делают возможным появление актеров на экране.

Из-за того, что в современном мире профессии одновременно специализированы и многочисленны, мы, в своей массе, отличаемся друг от друга. Специальности в самом деле определяют личности. Мы все чувствуем это настолько сильно, что это проявляется даже в случайных разговорах. Любые два индивидуума, оказавшихся рядом в очереди, — например на регистрацию в аэропорту – с большой степенью вероятности будут разными специалистами. Если они окажутся рядом на борту самолета и начнут разговор, то первое, чем они поинтересуются: «Чем вы занимаетесь?», за которым возможно последует еще более стереотипный вопрос: «Откуда вы?»

Невероятное разделение труда в современном обществе – одна из причин, почему погода становиться главной темой в разговоре случайно встретившихся индивидуумов, по которой они могут высказывать свое мнение. Исключая случай, конечно, если кто-нибудь из них окажется метеорологом или климатологом, такой обмен ничего не значащими мнениями будет всего лишь дружеской беседой для заполнения возникающей из-за молчания неловкости.

Поэтому наши профессии отстраняют нас друг от друга. Тот факт, что у разных профессий разная лексика и словари, создающие барьеры для взаимопонимания, всего лишь один пример разделения людей — не говоря уже об этнических, образовательных, семейных, политических, расовых, религиозных или прочих отличиях.

Важность специализации

Как возникла специализация в человеческом обществе? Английский социальный философ Герберт Спенсер рассматривал рост населения и возникающее из–за этого давление на ресурсы как причину роста специализации, но Эмиль Дюркгейм в книге, ставшей классикой социологии, развил идею, согласно которой это давление проявляется в двух фазах.

Первую фазу он назвал увеличением «материальной плотности» , ростом количества людей, борющихся за проживание в данном месте. Вторая фаза, на которую Дюркгейм обратил особое внимание, представляла собой увеличение «моральной плотности», множащееся число взаимодействий между индивидуумами по мере роста их материальной плотности. По мере роста населения жизнь становится все более сложной, нетерпимо сложной. Специализация, говорит он, это способ ограничить число взаимодействий, которое для конкретного индивидуума должно быть вполне определенным.

Дополнительное следствие специализации – то, что современный эколог назовет «рационированием ресурсов» [74]. Каждый рабочий, в соответствии с его или ее профессиональной категорией, зарабатывает себе право (определяемое рынком) на ряд товаров, производимых другими профессиями. Разделение труда по специалистским направлениям распределяет рабочую силу по экологическим ресурсам и производимым товарам. Такое количественное разделение-по-товарам конечно выражается в денежном эквиваленте, и далее мы рассмотрим, как монетарные аспекты жизни влияют на специфику человеческой личности.

Спенсер ввел в рассмотрение биологическое разделение функций как основу для понимания принципа разделения труда. На другом берегу пролива Ла Манш, во Франции, Дюркгейм в свою очередь проводил параллели с биологией. В частности он цитировал Дарвина, поскольку в то время весь цивилизованный мир был уже хорошо знаком с работами Дарвина о биологическом разнообразии и естественном отборе.[75]
Теперь мы видим, что для полного понимания и признания важности разделения труда надо ближе познакомиться с идеями Дарвина и их дальнейшим развитием.

Важность эволюции и экологии

После публикации Дарвиным «Происхождения видов» был, наконец, закрыт вопрос «Есть ли эволюция?» и ученые перешли к совершенствованию знаний о процессах, посредством которых она происходит. К столетию Дарвина (1959 г.) накопилось много научных достижений, не известных во времена Дарвина, и стало ясно, что продвижение эволюционного знания «лежит главным образом на плечах тех, кто сочетает методы генетики и экологии» [76].

Вот краткий итог дарвиновского эволюционного процесса через сто лет после того, как Дарвин представил миру свою теорию естественного отбора [77]:

«Сегодня мы знаем, что любая широко распространенная популяция разбита на множество субпопуляций, каждая из которых имеет свой набор адаптивных наследственных характеристик. Каждый набор («пул») – это результат селекции локальной окружающей среды тех характеристик, которые приспособлены к данной среде. Изменчивость обеспечивается генной мутацией и изменениями в хромосомах, а также тенденцией индивидуальных особей рассредотачиваться на территории, занимаемой видом. Тенденции к изменчивости противостоит селективное устранение наименее приспособившихся особей в каждой из локальных сред, в которых обитает вид. Наименее приспособившиеся оставляют меньшее потомство, а наиболее приспособившиеся — большее, в связи с чем последние доминируют в последующих поколениях.»

Для сравнения, вот, например, параграф из спенсеровских «Первых принципов» [78], цитируемых Дюркгеймом [79] (который намеревался далее развить теорию Спенсера):

«Увеличившись в размерах, сообщество, занимает большую область, и его члены живут и умирают в отстоящих друг от друга районах, с различными физическими условиями. Поэтому они не могут заниматься одним и тем же. Те, кто живут рассредоточено, продолжают охотиться или возделывать землю; те, кто поселился на берегах морей – занимаются рыбной ловлей; третьи выбирают места, где скапливается много народу, и становятся торговцами, там же возникают города… Из-за различий в климате и почве, сельские жители соответственно специализируются в выращивании скота, хлеба или разведении овец.»

Совершенно очевидно, что объяснение Спенсером специализации среди людей тесно коррелирует с объяснением Дарвиным внутривидового обособления (speciation) – (разделения популяции организмов на отличающиеся друг от друга популяции потомства).

Дюркгейм, однако, не захотел оставаться целиком на позициях Спенсера. «Даже когда мы сравниваем не отдельные, далеко отстоящие друг от друга функции, а только разные ветви одной и той же функции, часто совершенно невозможно определить какими внешними причинами вызвано их разделение» — пишет Дюркгейм. Далее уточняя эту мысль, он говорит: [80]

«Научные дисциплины становятся все более разделенными. Какие климатические, геологические или даже социальные условия привели к разнообразию талантов у математика, химика, натуралиста, психолога и т.п. ?
Конечно, у этой точки зрения есть основания; специализация в науке, оцениваемая по влиянию среды, должна принимать во внимание нечто больше, чем различие биофизических условий». [81]

С момента создания Дарвиным теории эволюции особое внимание уделялось изучению обособлению, и тому, как различные локальные среды влияют на разнообразие видов и селекционное давление. Обособление возникает, когда, из-за различного селекционного давления, не дающего возможность сегментам популяции скрещиваться, значительно увеличивается контраст между отдельными сегментами. Этот процесс заканчивается тем, что последующие субпопуляции превращаются в популяции другого вида. Это происходит не только вследствие рационирования ресурсов.

Рационирование ресурсов – это способ, благодаря которому возможно сосуществование различных видов, взаимодействующих с местной средой, но занимающих существенно разные экологические ниши [82]. Обособление возникает благодаря различным требованиям этих ниш – и ведет к дальнейшему перерождению вида, если эти требования оказываются препятствием для скрещивания субпопуляций.

Но именно эта идея, т.е. сосуществование различных ниш, привлекла внимание Эмиля Дюркгейма, которую он использовал для своей теории разделения труда. Он постулировал — и совершенно справедливо — что профессиональная специализация ограничивает конкуренцию. Люди соревнуются друг с другом, имея одну и ту же профессию, но конкуренция практически отсутствует, если они работают в различных областях. Для подтверждения своей теории, Дюркгейм в значительной степени опирался на наблюдения Дарвина за сосуществованием различных видов. Если различные виды предъявляют различные требования к окружающей среде и не вступают в прямое соперничество, то разве не так обстоит дело с различными профессиями?

Но он зашел слишком далеко, полагая что сосуществование – это причина разделения ниш. Что на самом деле вызывает разнообразие видов? Возникает ли разнообразие из-за необходимости минимизировать конкурентное давление, как полагал Дюркгейм, проводя параллель с человеческим обществом?

В тропиках, согласно ряду источников, цитируемых Питером Прайсом [83], сосуществует множество видов на ограниченной территории. Каждый вид эксплуатирует свою отличную нишу – как если бы межвидовая конкуренция вынуждала их к специализации. Напротив, в регионах, расположенных дальше от экватора, экологические сообщества стремятся к рассредоточению. Конкуренция между видами внутри этих регионов кажется менее жесткой [84]. И это вроде бы подтверждает теорию Дюркгейма.

Однако, важно отметить не только то, что виды по-разному расселяются в разных местах, но и сами места сильно различаются. Почему в тропических экосистемах больше видов, а в умеренных широтах – меньше ? Какова причина такого различия между тропиками и умеренными широтами?

Оказывается, что сосуществование большого числа видов в небольших по размеру тропических экосистемах не столько вызвано большей специализацией, сколько большим разнообразием ресурсов. Вместо специализации, вызванной в других местах из-за повышенной конкуренции за ограниченные ресурсы, здесь специализация возникает из-за большего разнообразия ресурсов [85]. Поэтому вполне возможно, что Прайс на этом основании не принял социологическую теорию Дюркгейма, и заключил: «Реальный мир существенно отличается от теории организаций человеческих сообществ».

От конкуренции к мутуализму (органической солидарности)

Следующим теоретическим шагом Дюркгейма было доказательство того, что, как только борьба за жизнь теряет свою остроту (предположительно благодаря диверсификации), вытекающая из специализации взаимозависимость, становится новой формой солидарности. То, что он предположил, можно легко объяснить сегодня, обратившись к словарю, отсутствующему в его времена – словарю современной экологии.

И Спенсер и Дюрекгейм полагали, что конкуренция за ограниченные ресурсы, приводящая к росту числа конкурентов, это главная причина разделения труда. Но конкуренция — ни в коем случае не единственное отношение, в которое вступают живущие в одной и той же среде организмы [86]. Если представлять их отношения только как антагонистические – как хищническую охоту и конкуренцию — это значит неправильно толковать влияние теории Дарвина на последующую экологическую мысль. [87]

Разделение труда в человеческом обществе, по мнению Дюркгейма, — это специфически человеческий паттерн отношений, имеющих место во всей природе. Паттерн, о котором он говорил, экологи называют сегодня симбиозом, совместным проживанием различных организмов.

Когда одни виды организмов служат потребностям других видов и делают их взаимозависимыми, экологи используют термин «мутуализм». Для экологов термин «мутуализм» означает взаимозависимость популяций различных организмов [88]. (В словаре экологов «симбиоз» означает просто «проживание вместе», и может относиться к любым отношениям между со-существующими организмами, включающими конкуренцию, отношения хищник-жертва и паразитизм. Но иногда термин «симбиоз» используется как синоним «мутуализма»).

Мутуализм, частный случай симбиоза, в особенности привлек внимание Дюркгейма, но он предпочел назвать его «органическая солидарность». Этот термин все еще используется социологами.

В случае человеческого общества, разделение труда должно было ограничить конкуренцию, привести к взаимозависимости между различными специалистами и мутуалистским отношениям, дюркгеймовской «органической солидарности». Дюркгейму представлялось, что специализация преодолеет конкуренцию и будет способствовать развитию мутуализма. Но если бы это было так, сегодня в большинстве стран мы наблюдали бы сильнейшую органическую солидарность [89]. Этого не происходит.

Дифференциация усиливается

За написание этой книги я взялся, будучи убежденным в том, что события нашего времени опровергают теорию Дюркгейма, согласно которой, в результате профессиональной специализации, вызванной популяционным давлением и технологическими успехами, возникает тесная общественная солидарность. Следя за новостями каждый день, каждую неделю, я вижу указания на то, что разнообразие, напротив, противостоит солидарности.

Даже приверженцы религий, провозглашающих универсальное человеческое братство, продолжают считать тех, кто принадлежит к другим конфессиям, своими врагами.
Последователи чужих систем верований рассматриваются не как люди с другими взглядами или убеждениями, а как «неверные», которых следует заклеймить.

Иностранцы часто рассматриваются как менее достойные, чем соотечественники, поэтому не заслуживающие, чтобы к ним применялись те же законы. Есть большое искушение повесить ярлык «террориста» на любого, кто критически настроен против наших ценностей и практик, в особенности на тех, кто находится в оппозиции к интересам нашей страны.

Расизм пока не умер, хотя некоторые его крайние проявления встречаются реже. Расовая дискриминация на рабочих местах пока не искоренена.

Антагонизм, проявляемый членами одной группы по отношению к членам другой группы, таким образом, старая история, но в наши дни она приобрела особое значение, ввиду того, что люди, живущие там, где много природных ресурсов, рассматриваются нами теперь как препятствие для нашего доступа к этим ресурсам, или в лучшем случае, как рабочая сила для добычи необходимой нам нефти и т.п.

Явное замешательство возникает, когда обсуждают реформу иммиграционной политики Америки. Большинство американцев не-индейского происхождения – это потомки тех, кто пришел на американский континент, когда он еще не был плотно заселен и «иммиграцию» контролировала природа, а не ксенофобские законы, принятые правительствами. Праотцы тех, кто приехал на северо-американский континент, не имели виз. Задолго до появления иммиграционных законов, не было ни виз, ни «нелегальных» иммигрантов.

Фраза «недокументированные иммигранты» сегодня – это бездушный ярлык, применяемый к приблизительно 12 млн иностранцев, живущих в США. Правда, никто сегодня не отважится затереть знаменитые слова Эммы Лазарус, выбитые на Статуе Свободы. Люди все еще стремятся иммигрировать на «землю больших возможностей». Вместо «незаконной иммиграции» предложена программа «гостевого рабочего». Она должна – по идее – привлечь выходцев из других стран (но только на время – и не как людей, а как удобную рабочую силу). Весь политический дискурс построен сегодня вокруг определения людей как простых инструментов, временно приемлемых, пока они сохраняют свой инструментальный статус.

Можно только предполагать, как такая оценка отразится на этих людях. Люди должны задуматься над тем, что отношение к другим людям, как к простому инструментарию, вызывает ответную негативную реакцию. Более того, когда мир Homo sapiens, населяют не только «люди», но «народы», это далеко от оптимистического определения «органической солидарности». Любая группа людей противостоит любой другой группе людей. Можно ожидать враждебного отношения между членами групп и соответствующей модификации их поведения. Люди отвечают враждебностью на враждебность.

______________
* В русском переводе Конец техноутопии (Киев: Экоправо, 2006) – ВП

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s