Левый биоцентризм и экосоциализм: непростые взаимоотношения

В статье излагаются мнения двух левых биоцентристов на возможность теоретического обмена между глубинной экологией и эко-социалистической перспективой. Исследуются пути двух авторов, имеющих различный жизненный опыт, но объединившихся на основе левого биоцентризма, и их непростые взаимоотношения с левыми.

Дэвид Ортон, основатель левого биоцентризма, Green Web[1]:

Основная проблема левых в том, что возникшие экологические и зеленые движения, со своим новым мировоззрением находятся вне социалистического/коммунистического движения.  Вслед за Рудольфом Бахро и Саралом Саркаром я считаю, что экологическое движение – наибольшая угроза капитализму.  На протяжении многих лет я пытался соединить экоцентрическое экологическое движение с левым мировоззрением.  В конечном итоге, я был отвергнут левыми, не разделяющими положения глубинной экологии. Были и отдельные «успехи» сотрудничества. Например я был приглашен в редколлегию марксистского журнала Capitalism, Nature, Socialism (CNS) после выхода моего бюллетеня Green Web Bulletin # 4 «Специфика зеленых в Канаде» (1989),  когда  главным редактором был Джим О”Коннор. Позже я вышел из редколлегии.  За это время я опубликовал несколько статей в CNS, включая рецензию на работу Арне Нейсса «Экология, сообщество и образ жизни». Столкновение между марксистской перспективой О”Коннора (и всего журнала) и моей лево-глубинно-экологической позицией отражено в статье  CNS «Дискуссия: Социалистический биоцентризм».[2]  Еще одним «успехом» можно считать ведение колонки в журнале Сanadian Dimension (CD) (1990-1992), левом социал-демократическом журнале, которое, по инициативе журнала, было приостановлено.  Не так давно, в 2006 г. журнал CD назвал меня одним из шести самых влиятельных активистов, которые  «изменяют мир». Но  в целом, я всегда чувствовал себя  чужим среди левых, чему способствовали, я полагаю,  ведущие  «экосоциалисты».  Насколько мне известно, левобиоцентрический анализ игнорировался во всех экосоциалистических дискуссиях.

Заметным исключением, по-видимому, является Сарал Саркар, мой личный друг и выдающийся европейский экосоциалист, известный благодаря своим работам, таким как Эко-социализм или эко-капитализм? Критический анализ двух фундаментальных путей человечества (1999). Сарал решил не примыкать к глубинной экологии или экоцентризму, но серьезно воспринимает проблему экологических пределов.  В его трудах ощущаются фундаменталистские нотки. Он  резко критикует экокапиталистический путь германских зеленых. Для Саркара экологическое движение впервые в истории «обещает» более низкий уровень жизни (стр.227). (Он не обсуждает левый биоцентризм в своей книге, хотя на протяжении ряда лет мы находимся в состоянии теоретического обмена).  Его неравнодушие к экологическим вопросам, плюс идеи относительно маломасштабного непромышленного социализма, его критика состояния окружающей среды в социалистических/коммунистических странах – в частности в бывшем Советском Союзе – плюс признание важности уменьшения населения Земли, вызывает у левых биоцентристов большую симпатию. Недавно он опубликовал свои взгляды в  теоретическом журнале Dandelion Times – интернетовском голосе левых биоцентристов.[3]

Важно также отметить, впрочем, что Саркар настаивает на том, что экосоциализм – единственный путь вперед. Он, однако, в отличие от Ковела, полагает, что экосоциалистическая экономика должна способствовать построению неиндустриального общества.  Саркар обрисовывает современный социализм, чувствительный к  экологической проблематике, однако в то же время, фактически остается внутри антропоцентрической парадигмы.

Нынешний главный редактор CNS Джоэл Ковел, вероятно, наиболее известный экосоциалист в Соединенных Штатах, и возможно даже, в Северной Америке.  Я встречался с ним несколько раз и высказывал свои критические замечание по поводу его влиятельной книги «Враг природы: Конец капитализма или конец мира?» (2002).  Второе исправленное и расширенное издание вышло в 2007 г. Мою критику можно почитать  на сайте [4]. В противоположность Саркару,  Ковел, который соединяет Марксизм и социальную экологию, намерен сохранить индустриальное общество. Отрицательную и довольно таки клеветническую характеристику глубинной экологии («Глубинная экология служит инструментов для высших капиталистических элит, для которых природа должна остаться привлекательной на календарях», стр. 172) Ковел несколько смягчил во втором издании книги.   Ковел выступает против «природного мистицизма» глубинной экологии, который он связывает с фашизмом и определяет как «сведение человеческих  существ к статусу одного из биологических видов в «паутине жизни» (стр. 183-184).  Политику зеленых он называет «мелкобуржуазной». При чтении его трудов создается впечатление, что «все уже предсказано» Марксом и марксистами – тезис, который постоянно дискутируется в среде экосоциалистов.  В его утверждениях нельзя не почувствовать большого самомнения. В первом издании о левом биоцентризме  не упоминалось, хотя во втором издании есть положительная ссылка (стр. 302). К сожалению, ложная фраза сводит ее на нет: «Как и многие глубинные экологи, тем не менее, Ортон ненавидит социализм и считает его обреченным, в особенности каким он был в 20-м веке».  У Джоэла Ковела, все же, правильная анти-сионистская позиция.

Экоцентрические левые не являются анти-марксистами, но признают ограничения  теории Маркса в отношении экологической перспективы.  Как отмечает Роби Эккерсли в  книге Защита окружающей среды и политическая теория: по направлению к экоцентризму (1992), Маркс был занят «исключительно улучшением положения людей», « не проявлял  интереса к естествознанию, и не исследовал причину страдания других биологических видов». (стр. 84).   Недавнее изучение наследия Маркса, проведенное Джоном Беллами Фостером и Полем Буркеттом, показало, что у Маркса были довольно серьезные экологические познания.

Недавно я вышел из интернетовского экосоциалистического форума.  На этом форуме Джоэл Ковел (США) и Иан Ангус (Канада) играют главную роль.  Форум насчитывает около 257 членов. Несмотря на мое участие, я не подписал главный документ форума, называемый Белемская декларация (по имени города Белем, в которой состоялась встреча экосоциалистов).  Ниже я привожу основные разногласия между левыми биоцентристами и экосоциалистами.

Я симпатизирую социалистической/коммунистической части политического спектра. Тем не менее, я также разделяю философию глубинной экологии, основные положения которой изложены норвежским философом Арне Нейссом. Главная идея этой философии состоит в том, что люди должны прийти к радикально новым (экоцентрическим) взаимоотношениям с миром природы и отказаться от доминирования.  Нечеловеческая жизнь и сама Земля должны иметь независимые (внутренние) ценности, независящие от их полезности для человека. Кроме того, для процветания всех видов, требуется существенно сократить население, как того требует восьмеричная  Платформа глубинной экологии[5].   Это не значит, что я или другие глубинные экологи «ненавидят социализм». Это значит, что симпатизирующие социалистам глубинные экологи не разделяют некоторых допущений, принятых в Белемской Экосоциалистической декларации[6].

Что это за допущения?

— Я думаю, что использование термина «экосоциализм» исключает другие возможные варианты пост-индустриальных экологически-устойчивых моделей и основывается на  социалистической/коммунистической традиции, которую предполагается адоптировать к нынешним или будущим условиям.   Это весьма ограниченная и самонадеянная позиция. Экологическое наследие стран «реального социализма» и  коммунизма, весьма отрицательное. (Некоторым возможным исключением является Куба, которая переходит на интенсивное локальное огородничество в городах  в качестве альтернативы использованию  крупномасштабного, основанного на ископаемом топливе,  земледелию, и заботится о биоразнообразии острова). Я предложил бы как более подходящий термин —  «анти-капиталистическая декларация».  Бесконечный рост экономики и консумеризм должны быть поставлены во главу угла, т.к. капитализм не признает экологических пределов и фундаментальных прав всех граждан Земли (включая животных, растений, рек, гор и т.д.).  Под этим знаменем появляется возможность объединения широкой оппозиции и открытой дискуссии о природе будущего планетарно-центрического, социально справедливого общества.  Такая дискуссия невозможна при навязывании термина «экосоциалистический».

— Мне кажется, что термин «социализм» или «экосоциализм» неудачен для пост-капиталистического общества, ввиду его отрицательной исторической коннотации.  Выбор  будущего экоцентрического и социально-справедливого общества открыт для обсуждения.  Не существует выработанных, законченных социальных моделей, применимых в общем случае. Социализм во многих отношениях – это выражение промышленного пролетариата, и хотя его значение для достижения социального равенства остается необходимым для будущего экоцентрического общества,  оно недостаточно.   Черты этого нового общества должны разрабатываются многими и различными направлениями. Я лично симпатизирую взгляду, высказанному Саралом Саркаром в книге «Эко-социализм или эко-капитализм?» о том, что «Между социализмом и истинно экологическим обществом не может быть противоречий, если первый рассматривается как неиндустриальное общество…» (стр.5).

— Стэн Роу (1918-2004), канадский эко-философ, причисляя себя к социалистам,  в своих трудах писал, что мы сначала земляне, а только потом человеческие существа. Для Стэна, и капитализм, и социализм как социальные системы выражают главную проблему нашего биологического вида — эгоизм. В первом сборнике своих эссе (Дом) он писал: «Ни философский либерализм, выступающий за свободу, ни философский социализм, выступающий за равенство, не спасут нас от самих себя. История человечества либо закончится экологией, либо ничем».  Белемская декларация, к несчастью, антропоцентрическая, не экоцентрическая. Где защита диких резерваций, где право на жизнь других видов?  Нет сомнений, социальная справедливость необходима, но сначала должна быть экоцентрическая справедливость. Тем не менее, как отмечал Роу,  «у социализма больше возможностей выйти за рамки индивидуального эгоизма, и по крайней мере, обратить взор в правильном направлении». Но социальная справедливость не должна преследоваться за счет экологии. В понятие «общество» следует включить животных, растения и саму Землю.

—  В декларации ничего не говорится об уменьшении размеров населения.  Это должно быть приоритетом для экоцентрического общества. Ошибкой будет искать благосостояния только для человека. – нас стало слишком много.

— В декларации предполагается, что именно капитализм, а не индустриализм, является главной проблемой.  Левые биоцентристы, напротив, считают, что индустриализм, его социальная и индустриальная форма – главная проблема, и что он может иметь как капиталистическое, так и социалистическое обличье.

— Декларация призывает к «полной занятости для всех», в новом  экосоциалистическом обществе. Такое заявление предполагает плавный переход к новому типу общества и  продолжение производства и потребления.  Нет ничего более далекого от истины.  Экологически устойчивый образ жизни будет означать гораздо меньшее потребление и перераспределение богатства в пользу экономически угнетенных членов общества.  Как уже говорилось, экологическое движение – это первое социальное движение в истории, выступающее за понижение материального уровня жизни.

— На мой взгляд, в целом декларация принижает вклад экологических и зеленых движений, которые не являются продуктом социалистического сознания.  Социалисты всегда были на периферии этих движений, но не в центре.

— В декларации ничего не говорится о новой, экоцентрической этике, основе зеленой политики,  восстанавливающей духовное единство людей и мира природы.

Мои расхождения с Белемской декларацией не означают, что я настроен к ней враждебно.

Это не так. Я считаю, что это положительная декларация и хочу продолжить с ней диалог. Но для экоцентрических левых, нет «единственного» пути.  Как заметил Нейсс: «фронт широк».  Возможно, в будущем эта декларация будет иметь более экоцентрическую направленность и сблизит позиции экосоциалистов и левых биоцентристов.

Виктор Постников, левый биоцентрист, поэт-переводчик[7]:

 Моя встреча с Давидом Ортоном произошла в 1999 г., на интернетовском форуме глубинных экологов. Я принял его приглашение участвовать в интернетовской дискуссионной группе левых биоцентристов.  После одиннадцатилетнего участия, я считаю, что наша встреча произошла не случайно, и в конечном итоге я обрел «философию жизни» и единомышленников на многие годы. Правота этой философии становится для меня очевиднее с каждым днем.

Я никогда не принадлежал ни к одной партии, в прошлом  отказался от вступления в единственно разрешенную – Коммунистическую.  За время моей научной карьеры политикой и идеологией никогда не интересовался,  более того, всегда относился к ним с  неприятием.  Ситуация начала изменяться, когда в конце 80-х я познакомился с идеологией зеленых. Сразу же все недостатки и преступления коммунистического режима стали видны как на лакмусовой бумажке. Я приветствовал перестройку и сочувствовал диссидентам. Я считал, что власть в стране идет на поводу у КГБ, конфронтационна с Западом и в целом ведет к краху социалистической системы.  Наилучшим вариантом я считал «социализм с человеческим лицом», и искренне разделял его ценности.   После крушения Советского Союза, у которого были как объективные причины, так и внутренние (борьба за власть),  я был весьма разочарован тем, как повернулись события.  Вину за это я возлагаю прежде всего на  бывшую номенклатуру, которая вошла в сговор с преступными элементами и взяла реванш под прикрытием псевдо-демократических лозунгов.   В середине 90-х гг. стало ясно, что тоталитарный социализм был заменен на бандитский капитализм, поменяли, так сказать, шило на мыло. Бывшие идеологи социализма  с радостью и быстро перестроились, приняв концепцию «свободного рынка» как сигнал к личному обогащению.  Параллельно во всем мире нарастало экологическое движение и движение зеленых. В нашей стране, однако, быстрое расслоение населения и все увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными, положили конец пробуждению экологического сознания, и заменили его на национализм, ксенофобию, а в отдельных случаях, и откровенный фашизм. Разумеется, в этом контексте, возвращение к «зеленому» социализму  было бы уместным «сверху», но теперь в этом не были заинтересованы «верхи». Социализм  и все зеленое движение были дискредитированы  и преданы анафеме (и продолжают дискредитироваться властями и массмедиа).

На Западе, в то же время, наметилось сближение зеленого и социалистического мировоззрений, и я стал внимательно следить за происходящим.   Участие в Интернет-форуме левых биоцентристов помогло мне раскрыть глаза на сложность взаимоотношений между левыми и зелеными.  Во-первых, должен сказать, что «левые» на Западе не совпадают с нашим определением. Их спектр достаточно широк, и охватывает как радикальных, так и умеренных социалистов [8]. Произошло также и расслоение зеленых и экологистов, приблизительно в такой же пропорции.  Большинство умеренно-левых и зеленых поддерживают статус кво, т.е. считают, что капитализм способен облагородиться,  стать более демократичным, более зеленым, что у него даже есть определенные достоинства перед социализмом (индивидуальная свобода, рынок, эффективность и т.п.). Радикалы-левые, напротив, требуют «революции», часто не понимая глубинных (экологических) причин ухудшения  ситуации в мире, не зависящих от идеологии. Радикалы-зеленые часто действуют методами экотажа, не способствуя решению более системных задач, в том числе проблем бедности и социальной справедливости.  Левые биоцентристы , основывая свое мировоззрение на положениях глубинной экологии, ищут  такое системное решение.  Оно охватывает не только политику, но и науку, психологию, духовные и этические ценности.  Пожалуй, этические ценности выступают первыми в этой системе и «движут умами» левых биоцентристов.

Разделяя с Дэвидом Ортоном  его расхождения с белемовской экосоциалистической декларацией, остановлюсь несколько подробнее на своих личных отношениях  с (эко)социалистами.

Во-первых, подчеркну, мой интерес к «левым» идеям родился вопреки насаждаемому сверху социализму. В конце концов, у социализма очень много отцов, а не только Маркс и Ленин (вклад которых безусловно велик). Меня лично привлекали русские анархисты Герцен, Бакунин, Кропоткин; Толстой; английские поэты-романтики; Уильям Моррис; американские трансценденталисты; пророки «Нью-эйдж»;  наконец, биорегионалисты и глубинные экологи.  (Не забуду упомянуть об огромном влиянии на мое сознание Боба Дилана, Джоан Баэз, Джона Леннона и  всей контркультуры 60-х, без которого не было бы никакого продвижения к левому биоцентризму).  Поэтому, когда я прочел книгу главного идеолога экосоциализма Джоэла Ковела «Враг природы» и нашел у него критику глубинной экологии, я понял, что не смогу быть экосоциалистом. Я всегда относился  подозрительно к идеологии, насаждаемой сверху, и верил в то, что человек должен сам найти свой путь.  В этом смысле я, наверное, навсегда останусь анархистом[9].

Подчинение человеческих отношений «купле-продажи» в постсоветсткий период несомненно вызывает отвращение и ставит меня в один ряд с левыми. Но причину обострения противоречий в обществе я вижу прежде всего в ухудшении экологической ситуации. Причины же ухудшения экологии лежат вне идеологической сферы. Во-первых, ничем не сдерживаемый рост населения, во-вторых, самомнение и эгоизм вида Homo sapiens. Требуется глубокое изменение сознания, по сути, качественный скачок. Нужна этическая, а не социалистическая революция. Конечно, экосоциализм может способствовать установлению более справедливого и экологически устойчивого обществу, если примет новую парадигму  экоцентризма. Для этого он должен  признать необходимость радикального уменьшения давления на природу за счет: 1) контроля над рождаемостью; 2) отказа от роста экономики и индустриального развития; 3) любовного отношение к природе и всем ее «гражданам»; 3)  децентрализации и, разумеется,  4) всеобщего экологического образования.

В отличие от социалистического «преобразования сверху», организуемого либо государством, либо харизматическими лидерами, лево-биоцентрический подход построен на инициативе «снизу», то есть,  на инициативе простых людей.  Это прежде всего движение за «отсоединение» от капиталистического производства и глобальной экономики, и построение экологических «ниш» для небольших общин.  Наиболее ярко такое движение выражается в создании эко-поселений, в локальном преобразовании городов («транзишн-таунс»), в движении биорегионализма.

Мне удалось посетить самую старую экодеревню – Финдхорн, расположенную на северной оконечности Шотландии. В 2012 г. эта экодеревня будет отмечать свое пятидесятилетие. Неплохой срок для 500 идеалистов!  В деревне существует своя, устойчивая экономика, образовательный центр, и все условия для разностороннего развития. В то же время, у них наименьший экологический след во всем Соединенном королевстве. Идеология: любовное отношение друг к другу и природе — и это всё ! Не важно, во что вы верите, важно, как вы относитесь друг к другу. Поддерживать любовные отношения друг к другу – тонкая и сложная наука, которой учат в Финдхорне.  По образу и подобию Финдхорна, на земле ширится движение экодеревень, Может быть это и есть прообраз будущего экоцентрического мира?

Принятие экоцентризма необходимо не только для физического выживания  нашего вида, но и для обеспечения  ему наилучших эволюционных условий. В случае стабилизации населения и отказа от доминирования над природой, или того, что Эрих Фромм называет «модусом  обладания»[10], мы, возможно, сможем вступить в  «модус бытия», т.е., новый тип существования Homo sapiens, не обремененный материалистическими интересами производства и потребления. Для этого требуется найти нашу человеческую нишу, свой человеческий «дом» в мире Природе, направив все интеллектуальные и моральные усилия на приведения этого дома в порядок и установление дружеских отношений со всеми членами семьи  — и с соседями тоже.

Сможет ли экосоциализм обеспечить эти условия?  Если да, то мы протягиваем руки.


[1] http://home.ca.inter.net/~greeweb

[2] http://home.ca.inter.net/~greeweb/Socialist_Biocentrism.html.

[3] www.ru.dandeliontimes.com

[4] http://home.ca.inter.net/~greeweb/Ecological_Marxism.html.

[5] http://www.proza.ru/2007/12/23/326

[6] http://www.ecosocialistnetwork.org/Docs/Mfsto2/BelemDeclaration.htm

[7] http://www.stihi.ru/avtor/transpoetry

[8]Дейв Гринфилд, Левизна глубинной экологииhttp://www.proza.ru/2008/10/18/396.

[9] Я анализирую наследие русских анархистов и их близость радикальному  экологическому движению в статье «Русские корни зеленого анархизма», http://www.proza.ru/2007/12/07/407.

[10] Эрих Фромм, «Иметь или быть», АСТ МОСКВА, 2008.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s