Миф о сложности

Кит Фарниш

Culture Change
6 декабря 2009 г.

Я жду, когда  появляется ревень; он выходит из-под земли совершенно неожиданно; его крохотные,  раскрашенные во всевозможные  оттенки розового, красного и зеленого, побеги начинают вылазить из-под земли прелестными завитками.  Я уже представляю запах, когда они тушатся в духовке.  Мой отец,  большой любитель этих твердых растений, высаживает их вдоль  дороги, подходящей к дому – ревень быстро созревает и его можно собирать в любое время.

Насколько просто его вырастить?  Вы забрасываете корневище в ямку в земле, закрываете его, и через несколько недель получаете нечто, что можно сразу отправлять в духовку и далее в рот (сразу есть не очень удобно, т.к. он кислый*).  Более того, можно поступить еще  проще:  посадить зимой саженец яблони,  подождать два-три года, затем начать кушать яблоки.

С другой стороны, можно пойти в супермаркет и купить яблочный пирог.  Ниже я выписал ингредиенты одного такого пирога, который пришлось выбросить:

Брэмли эппл (32%) (с антиаксидантами (аскорбиновая кислота, лимонная кислота) створаживающие вещество (хлорид кальция)), пшеничная мука, вода, сахар, глюкоза – фруктозный сироп (пшеница), растительное масло (семя рапса, пальма), маргарин (с эмульгатором (моно- и диглицериды жирных масел – растительные), масло, кукурузная мука, декстроза (пшеница), крахмал модифицированного картофеля, ароматизатор, поднимающее вещество (дисодиум дифосфат, углекислая сода),  порошковое молоко, стабилизатор (гуаровая смола), сыворотковая пудра (молоко).

Вам ясно?  Если бы я захотел ( и мог), я бы дал вам развернутую картину того, что представляет собой каждый ингредиент с экологической точки зрения, но я этого делать не буду – достаточно того, что я привел в списке.  Я не буду давать новый список еще и потому, что речь не идет об отдельных составляющих пирога,  а о фундаментальном отличии того, что производится  членами Промышленной Цивилизации, и тем, что вы лично производите.

Короче, речь идет о сложности.

Пойте

Подобно яблочному пирогу из супермаркета, индустриальная машина предлагает использовать нам, потребителям, всевозможные развлечения. Средин них развлечения в кругу друзей и семьи, отличных от пения;  простого и прекрасного извлечения звуков из наших тел без помощи электронных воспроизводящих устройств. Тот факт, что  очень немногие из нас занимаются  таким старомодным времяпровождением [т.е. пением]  вызван не тем, что мы не в состоянии этим заниматься – каждый из нас знает несколько песен – хотя, возможно, и забыл слова – но потому, что  с точки зрения современной культуры принято заниматься фундаментально более сложным делом.

В своей основополагающей книге  «Четыре аргумента за отмену телевидения»  Джерри Мандер утверждает, что телевидение —  главный инструмент  культуры доминирования,   используемый для подрыва собственного мнения зрителей в отношении политических, коммерческих или каких-либо других целей Системы. Хотя все аргументы Мандера весомы,  главный из них —  осуществление психологического контроля.  Проблема сложности еще более фундаментальна: телевидение – продукт Системы,  следовательно, в него встроена сложность.

Я объясню чуть позже, что я имею в виду под “встроенной сложностью”,  а сейчас важно показать, насколько телевидение воплощает эту сложность.  Вот мое описание телевизора.

Телевизор составлен из огромного количества компонентов, большая часть которых зависит от других компонентов.  В обычном телевизоре,  катодная трубка состоит из анода и катода — стеклянной с откаченным воздухом полости, содержащей различные фоточувствительные  компоненты и ряд “пушек” , управляемых электронным способом. Это управление осуществляется с главной панели, контролирующей преобразование электромагнитного  сигнала  в  звуковые и видео сигналы, которые в свою очередь имеют много других  компонентов, включая усилители и динамики.  Существует также много других компонентов, которые контролируют устойчивость картинки, электрическое напряжение, дополнительные устройства, контролирующие дисплей, меню и т.п. –  а также входы из различных источников. Над всем этим расположен корпус, на котором находятся разные модули, плюс кнопки управления и другие украшения.

Телевизор должен производиться на заводе, поэтому следует принять во внимание завод, на котором изготавливаются  детали, а также отдельный завод, где эти детали собираются. Эти заводы сами по себе чрезвычайно сложны, оборудованы конвейерами, системами тестирования, машинами, штампующими схемы…слишком много всего, чтобы здесь перечислять.  Первоначальные компоненты изготавливаются из природных материалов, которые сами произведены различными сложными системами, включающими добычу полезных ископаемых, обработку материалов, плавку и целый ряд химических процессов, необходимых для подготовки материалов и их дальнейшей точной обработки.

На каждом этапе должна быть некоторая транспортировка; от шахты до сортировочного предприятия, до переработки, до плавки, до формовки, до порта, до заводов и т.д. до распределительного центра, до склада, до магазина, до дома  – и это еще упрощенная версия, потому как каждая компонента и модуль должен будет пройти свой путь до сборки отдельного телевизора, в коробке и упаковке, которые производятся заводами из сырья или переработанных материалов (и я даже не буду останавливаться на процессах переработки). Каждый способ транспортировки должен быть где-то произведен и доставлен на место; не забудем также о топливе для транспортировки.

А топливо, питающее электростанции, которые производят электричество, которое передается по линиям передачи, сделанным из алюминия и меди, через повышающие и понижающие трансформаторы, сделанные из металла, наполненные маслом и мириадами других компонентов, управляющие потоками мощности, до того места в доме, где включен телевизор ?  Но без сигнала телевизор ни к чему.  Передающие устройства, конечно, запитываются подобным образом, или могут, например, питаться от дизеля, но это не самое главное. На студии  производятся сигналы высокой сложности –гораздо сложнее, чем в телевизоре –электрические и компьютеризированные системы, которые принимают и обрабатывают магнитофонную ленту, или DVD или записывают сигналы в режиме реального времени ( live recording) с последующим их преобразованием  в передаваемые сигналы. Перед тем как передать сигналы они обычно редактируются, записываются с использованием актеров или комментаторов…и всего того, что необходимо (и приемлемо) для массмедиа.  И когда сигнал запускается в эфир, чтобы быть принятым приемной станцией и (возможно) спутником, не происходит ничего нового; всего лишь дополнительный этап в головокружительной по сложности  системе, которую мы называем телевидением.

Вы можете проделать тот же анализ  с любым промышленным продуктом, к чему я вас и призываю. Все со всем связано, поэтому теоретически любой  продукт Промышленной Цивилизации обладает такой же сложностью, как любой другой.  Но даже, кроме специфических для каждого продукта процессов и компонент, существует уровень сложности, полностью выходящий за  пределы понимания тех, кто вырос в Империи культуры. По сути, он вне понимания каждого, кто решится проанализировать вещи, сделанные в нашей культуре…

Почему  сложность – это плохо

Я поясню это на примере “встроенной сложности”. Как вы уже видели, то, к чему мы привыкли, например телевизор, чрезвычайно сложное устройство; более того, эта сложность встроена в него просто потому, что это продукт Промышленной Цивилизации. Цивилизации работают по принципу «сверху-вниз»,  ими руководят те, кто накопил богатство и власть, приходящие  снизу. Для того, чтобы контролировать такую сложную систему, как цивилизация,  в особенности такую, которая доминирует на Земле,  сложность неизбежна.

Как и телевидение, системы правительств имеют мириады связей с различными подсистемами, которые работают по поддержанию существующего порядка.  Как и телевидение, особенно в социальном смысле,  системы правительств построены на иерархии. Системы правительств используют телевидение для осуществления  контроля над обществом:  телевидение распространяет определенные мессиджи, контролируемые различными коммерческими и политическими силами. Телевидение – всего лишь один из инструментов Промышленной Цивилизации, хотя и очень мощный, используемый для внушения гражданам  целей этой цивилизации.

Системы контроля, о которых пишет Мандер в книге «Четыре аргумента”, требуют сложности как для расширения своего масштаба, так и ввиду постоянно растущего технологического уровня.  Между этими двумя аспектами сложности тесная взаимосвязь:  нельзя создать такую сложную систему как телевидение без широкомасштабных промышленных систем – она не будет работоспособной.  Вот почему наивысшую системную сложность мы наблюдаем в больших системах; местные, локализированные сообщества не нуждаются в сложности, если продукты питания под рукой и выращиваются на местном поле.  Если же сообщество “вестернизируется”, тогда оно  начинает встраивать сложность в свою жизнь, т.е. импортировать продукты, товары и услуги:  в результате местное сообщество превращается в более сложное общество.

С другой стороны, когда вы отказываетесь от телевидения, яблочных пирогов из супермаркета, и не доверяете государственным системам контроля,  Система начинает упрощаться.

Упрощайтесь!

Упрощение имеет столько преимуществ, что их здесь невозможно перечислить. Я остановлюсь лишь на четырех, которые  по моему мнению отражают суть простоты, и развенчивают миф о том, что сложность – это хорошо:

1) Простота требует меньше энергии:  Это самоочевидно, поскольку чем меньше стадий у процесса, тем меньше потребляется энергии.  Вы можете возразить, что для обогрева дома с помощью дров и дырки в потолке потребуется больше энергии, чем у газового бойлера, однако замечу (оставив  в стороне проблему невозобновляемого топлива), что изготовление газового бойлера требует  такого же количества процессов, что и изготовление телевизора.  Вы можете сделать печь, повысив эффективность обогрева. Другими словами, чем больше стадий для изготовления продукта, тем больше затрат энергии.

2) Простота – значит, коннективность:  из сказанного вытекает, что важны отношения, а не экономика.  Если я покупаю связку дров, приехавших бог весть откуда, то они должны были пройти целый ряд этапов, прежде чем попасть ко мне:  рубка деревьев;  распилка и подготовка древесины;  транспортировка бревен и последующая перевозка по морю/суше и т.д. Из-за множества этапов, я теряю контакт с происхождением дерева; я не вижу деревьев, не чувствую почвы, ее запаха.  Это цивилизацонный путь.  Сравните это с человеком, который сам срубает дерево и использует его для постройки жилища.

3) Простота устойчива:  Как показал  Томас Гомер-Диксон в книге  The Upside Of Down, сложные сообщества внутренне неустойчивы,  поскольку зависят от множества различных этапов и процессов, соединенных  такими же сложными связями; любая из связей может оказаться критической для проведения операции, а значит и для всей системы. Отключите силовую шину, питающую предприятие, выключите компьютер на распределительной станции, или заблокируйте порт, и вся система выйдет из строя,  в частности, те ее части, которые находятся  в условиях повышенного стресса,  а таких сегодня большинство.  Если вы выращиваете  свою собственную еду, или – в идеальном случае – являетесь членом сельскохозяйственной общины, в худшем случае вы можете подвергаться воздействию перемены погоды или нашествию насекомых, но отреагировав должным образом на эти временные трудности, вы обеспечите себе надежное питание и не будете зависеть от сложности и непредсказуемости производства.

4) Простота демократична:  как мы уже видели, сложность используется в системах контроля для подчинения нас Системе.  Один человек с мечом может контролировать, вероятно полдюжины безоружных людей; один человек, имеющий в своем подчинении военное ведомство, может контролировать целые народы.  В небольшом коллективистском сообществе, работающем на равноправных условиях,  никто не сможет захватить власть, столкнувшись с отпором  остальных.  Можно сказать, что в простом обществе не может быть никаких замков из слоновой кости – для их создания потребуется сложность.

Мы поверили в Миф о сложности – в идею о том, что хорошим быть может лишь то, что произведено сложным образом, и теперь нами можно управлять. Мы не задаем вопросов, потому как забыли, что значит жить просто; нам промыли мозги и заставили полюбить то, что разрушает нашу человечность и природу.

Пока мы снова не научимся жить просто, у нашего вида нет будущего…выживут, возможно, несколько человек, которые всегда жили просто.

* * * * *

Keith Farnish is author of Time’s Up! An Uncivilized Solution To A Global Crisis(http://www.timesupbook.com) and also writes The Earth Blog and The Unsuitablog. He enjoys being a husband and dad, walking around and growing things.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s