Ветростанции: непростые вопросы

wind_turbine_syndrome_249x300Wind Turbine Syndrome: A Report on a Natural Experiment

By Nina Pierpont MD PhD, K-Selected Books, Santa Fe, NM, 2009

292 pages, paperback, ISBN-13: 978-0-9841827-0-1

“Симптомы включают в себя нарушение сна, головные боли, звон в ушах, повышенное ушное давление, головокружение, тошноту, нечеткое зрение, тахикардию, раздражительность, проблемы с вниманием и памятью, а также приступы страха наяву и во сне.” (Симптомы ухудшения здоровья людей, проживающих вблизи ветростанций мощностью 1.5  — 3 MW  с  2004 г. , с. 26)

“Устанавливайте ветротурбины по крайней мере на ближе 2 km от населенных мест на равнинной местности, и 3.2 km в горах … Второе — в правилах установки ветростанций должна быть оговорена ответственность разработчиков за восстановление нормального здоровья людей, чья жизнь находится под угрозой разрушения – это должно заставить разработчиков придерживаться реалистических норм в отношении покрытия издержек, в том числе экономических затрат, связанных с переездом жителей в другое место.”(с. 25)

Синдром ветростанций

Ветростанции множатся как грибы в сельских регионах, их устанавливают буквально в каждом дворе.   Нина Пьерпонт,  сельский врач, проживающая на севере шт. Нью-Йорк, пишет о проблемах со здоровьем у тех, кто живет вблизи ветростанций.  Ее книга главным образом посвящена здоровью людей, и не затрагивает проблему здоровья экосистемы в целом, что является более широкой постановкой вопроса. Упоминание о “природном эксперименте” означает изучение “обстоятельств, когда лица подвергаются неумышленному экологическому воздействию (внутри домов и в окружающей среде).” (с. 5)

Пьерпонт – первый критик, оценивающая действие промышленных ветростанций на здоровье людей.  В своем исследовании она указывает на проблемы здоровья, связанные со звуковыми и механическими вибрациями. И в этом смысле ее книга весьма важна. Автор описывает  т.н. “синдром ветростанций,” термин, который она использовала впервые в 2006 г . для описания сложных симптомов, выявленных у десяти семей (38 человек, в широком диапазоне возрастов, от ребенка до 75-летнего), которых она интервьюировала. Восемь из десяти семей в конце концов переехали в другое место —  убедительный пример вредного воздействия ветроустановок.

Набирающая обороты индустрия ветроэнергетики, поддерживаемая правительством на всех уровнях, активно устанавливает промышленные ветроустановки в горной местности, и на побережье. В то же время разработчики отрицают наличие какого-либо “существенного” негативного влияния на здоровье людей или экосистему.  Пьерпонт отмечает, что кроме прямых финансовых выгод от установки турбин,  промышленность также может продавать «квоты на углерод».

Очевидные ограничения

У автора не было никаких внешних ресурсов для проведения исследования, только собственные. Это наложило очевидные ограничения на работу, которые признает и сам автор: не случайная, и небольшая выборка; отсутствие контрольной группы; интервью проводились по телефону; никаких дополнительных средств для проведения дополнительных исследований, и т.д., полученные результаты имеют начальный характер и интересны для тех, кто ищет информацию  о потенциальной угрозе ветростанций для здоровья проживающих вблизи них людей.

Несмотря на узко поставленную цель, активисты, заинтересованные в  поиске критически важной информации, должны прочитать эту книгу, хотя это потребует усилий для ознакомления со специальной терминологией.  Автор описывает предмет с очевидной  компетентностью. Автор имеет степень доктора философии (PhD) из Принстонского университета в области поведенческой экологии и степень магистра, что позволило ей стать педиатром. Свое исследование синдрома ветростанций  автор определяет как “ребенок от слияния поведенческой медицины с поведенческой экологией.” (с. 294) В книге приведен словарь на 11 страницах и литература на 15 страницах.

Хотя эрудиция автора вне всякого сомнения, не оставляет чувство “избыточности” в отношении суто академической и медицинской терминологии.  У читателя остается впечатление, что автор,  безусловно интеллигентный и хорошо начитанный специалист в своей области, тем не менее, старается «доказать» свою правоту. Слишком много ссылок на важность ее работы со стороны различных авторитетов. Это кажется не необходимым, поскольку книга важна сама по себе.

 

‘Зеленые’ энергетические проекты?

Вопрос о том, стоит ли поддерживать ветростанции или нет, кажется, расколол зеленых и защитников окружающей среды.  Живущие вблизи станций, в отличие от проживающих в городах,  относятся к ветрогенераторам более критически.  Дело еще более запутывается тем, что некоторые авторы, выступающие против ветроэнергетики, не верят в  перемену климата и выступают за ядерную энергетику! (См. John Etherington, The Wind Farm Scam.)

В канадском обществе сегодня чувствуется некоторая иррациональность  в поддержке “зеленой энергетики”. Во многих отношениях общество занято разрушением остатков мира природы,  «задействованных» в различных «зеленых» проектах (которые часто также вредны  для здоровья), во имя «спасения» существующего общества от перемены климата. Корпорации, политики и различные экономические оппортунисты,  которые никогда не хотели иметь ничего общего с защитниками природы, теперь быстро  «зеленели» и стали проталкивать ветроэнергетику. Многие, кто относят себя к «зеленым», позитивно оценивают «мягкую» энергетику. Обычно же, это эко-капиталисты, не признающие обреченность существующего индустриального капиталистического общества.

Предполагается, что ветроэнергетика имеет некоторую общественную значимость. Однако эти проблемы редко обсуждаются. Например, в книге Пьерпонт ничего не говорится о влиянии турбин на дикую природу. Она лишь вскользь  упоминает о том, что, по данным десяти семей, турбины также влияют на домашних животных. Из других исследований мы знаем, что птицы (в частности хищные птицы) и летучие мыши попадают под действие турбин или убиваются ими.  Но требуется более обширные исследования различного влияния ветростанций на экосистемы.

Арне Нейсс, норвежский философ-основатель глубинной экологии,  еще в 1972 г. дал разграничение между «поверхностной» и «глубинной» экологией.  Поверхностная экология означает, что для существующей индустриальной капиталистической  системы, основанной на постоянном экономическом росте и консумеризме, природа означает частную собственность для удовлетворения человеческих нужд. Внутри этой парадигмы ищется решение различных экологических проблем, как, например, изменения климата. Глубинная экология, с другой стороны, настаивает на переходе от человеко-центрического к эко-центрическому обществу. Для этого необходимы фундаментальные институциональные перемены и прекращение нещадной эксплуатации природного мира. Это жизненно важно, поэтому необходимо способствовать формированию нового общества, основанного на неантропоцентрической экологии,  с равенством видов и социальной справедливостью среди людей.

Перспектива глубинной экологии

Знаменитое высказывание Нейсса: “Земля не принадлежит людям,” лежит в основе глубинной экологии, поэтому энергетические планы должны учитывать стратегию уменьшения населения. Мы говорим о уменьшении населения Земли до одного – двух миллиардов для того чтобы  экосистемы Земли вступили на путь восстановления.  Что касается ветростанций, то человеческие или корпоративные интересы не должны быть главенствующими над интересами нечеловеческого мира животных и растений. В настоящее время интересы корпораций при государственной поддержке играют главную роль в планах установки ветростанций. И как показала Нина Пьерпонт в своей книге,  корпоративные интересы берут вверх над здоровьем тех, кто проживает вблизи станций. Более того,  они не принимают в расчет возражения тех, кто ценит красоту ландшафта и хочет оставить его неизменным.

С точки зрения глубинной экологии, высокие уровни энергопотребления с нашем обществе должны быть радикально снижены. Несмотря на это, в обосновании проекта ветростанций Dalhousie Mountain, записано “ ежегодно увеличивать выработку электроэнергии на 5% для жителей Новой Шотландии.”

Мы все более убеждаемся, что продвижение индустриальных ветростанций происходит поддержке существующего индустриального капиталистического общества. Предполагается, что возобновляемая энергетика сможет поддерживать экономический рост индустриального капиталистического общества (Тэд Трейнер в статье 2007 г. «Возобновляемая энергетика на может поддерживать консумеристское общество» убедительно показал противоположное), но также считается, что добыча ископаемого топлива может продолжаться, несмотря на требования сократить выбросы парниковых газов  на 80-90% в таких индустриальных странах, как Канада. Мы знаем, что выбросы двуокиси углерода продолжают расти из года в год. Электроэнергия, вырабатываемая на ветростанциях, должна использоваться на месте, а не экспортироваться в США. Следует располагать турбины, исходя из экоцентрического взгляда, а не для удовлетворения человеческих и корпоративных интересов. Стратегией альтернативных источников энергии  должно быть построение общества на совершенно других принципах, и тогда они получат нашу поддержку.

[Примечание: впервыестатья опубликована в мае 2010  г.  в формате a PDF  на сайте Green Web, R.R. #3, Saltsprings, Nova Scotia, Canada, BOK 1PO E-mail: greenweb@ca.inter.net]

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s