К.Г. Юнг — Смысл самопознания

В отличие от широко распространенного мнения о «темной» или «низкой» стороне подсознания, оно несет с собой не только негативные коннотации.  Один лишь факт того, что благодаря самопознанию, т.е. исследованию собственной души, мы встречаемся с инстинктами и их образами, должен высветить дремлющие в нашей психике силы, о которых мы напрочь забываем, пока все идет хорошо.  Они имеют колоссальный энергетический потенциал, в то время как связанные с ними силы, образы  и идеи могут проявляться двояко — либо приводить к конструктивным результатам, либо к катастрофам, —  в зависимости от подготовленности и целеустремленности сознания.

Психолог, по видимому, единственный, кто знает из опыта, насколько ненадежна психика современного человека; и только он знает, как обнаружить в человеке защитные силы и идеи, с помощью которых  можно найти выход из темной и опасной ситуации.  Для такой тонкой работы психологу нужно обзавестись огромным терпением;  не полагаясь на традиционные «должен», «обязан», он оставляет  за человеком право на собственные усилия и ограничивается советами и предостережениями.   Каждый по себе знает бесполезность увещевания о том, что хорошо, что плохо, а всеобщая беспомощность в этом отношении настолько велика, что человек предпочитает повторять старые ошибки вместо того, чтобы  напрячь мозги и разобраться в субъективных ощущениях.  Кроме того, всегда возникает вопрос, почему надо лечить одного человека, а не, скажем, десять тысяч, где эффект мог бы быть гораздо заметнее, хотя, конечно, психолог хорошо понимает, что ничего не может произойти, пока не изменится индивидуум.

Эффект от воздействия на все общество может не проявляться сотни лет, поскольку духовная трансформация человечества происходит медленно на протяжении столетий, причем ее нельзя ускорить либо удержать каким-либо рациональным способом, не говоря уже о надежде осуществить такую трансформацию на протяжении одного поколения.  Однако нам под силу изменить индивидуумов, которые в свою очередь, имеют возможность повлиять на других в своем окружении.  Я не имею в виду действовать уговорами или увещеваниями – прежде всего я уверен, что каждый, кто способен увидеть скрытые истоки своих поступков и, следовательно, иметь доступ к бессознательному, неизбежно влияет на свое окружение.  Углубление и расширение его сознания производит эффект на окружающих, который  примитивные народы называют «мана».  Это  непреднамеренное влияние на подсознание других,  своего рода подсознательный престиж, и его влияние удерживается до тех пор, пока в него не вмешивается сознание.

Ошибкой также будет считать, что самопознание препятствует социальному прогрессу, поскольку  существует фактор, который, несмотря на его полное забвение, действует согласно нашим ожиданиям.  Это бессознательный Zeitgeist (дух времени).  Он компенсирует установку сознательной части ума и угадывает грядущие перемены.  Прекрасным примером того  служит современное искусство:  на первый взгляд оно занимается эстетическими вопросами, но на самом деле выполняет работу по психологическому образованию публики, разрушая прошлые эстетические взгляды на то, что прекрасно по форме или значимо по содержанию. На место приятности эстетического продукта приходит холодная абстракция  субъективного характера, которая бесцеремонно хлопает дверью и нарушает наивный и романтический восторг в отношении обязательной любви к объекту.  Она говорит нам простым и универсальным языком, что профетический дух искусства отвернулся от старых объектов и повернулся – на время – к темному хаосу субъективизма. Конечно, искусство, насколько мы можем судить, пока не обнаружило в этой темноте ничего конкретного, что удерживает людей и выражает их психическое единство. Поскольку для такого исследования требуется серьезная умственная работа, мы должны  отнести эти исследования к другим областям.

Великое искусство до сих пор всегда черпало свои идеи из мифов, из подсознательного символического процесса, продолжающегося на протяжении веков. Этот процесс, являясь первым выражением человеческого духа, будет оставаться основой всех творений в будущем.  Современное искусство с его нигилистическими устремлениями к дезинтеграции следует понимать как симптом и как символ разрушения и возрождения мира, которым отличился наш век.  Этот отпечаток виден во всем – на политическом, социальном и философском уровнях.  Мы живем в период, который греки называли Kairos – правильное время —  время «метаморфозы богов», т.е. основных принципов и символов.  Особенность нашего времени, которое определенно не является продуктом сознательного выбора, выражается в  непостоянстве сидящего в нас подсознательного человека.  Грядущие поколения должны будут хорошо понимать эту важную трансформацию, чтобы не дать человечеству разрушить себя с помощью могущества науки и техники.

Так же, как и в вначале христианской эры, мы снова сталкиваемся с проблемой низкой морали,  не поспевающей за ходом нашего научного, технического и социального прогресса.  В настоящее время слишком много находится под угрозой и зависит от психологического состояния современного человека.  Способен ли он сопротивляться искушению использовать свою силу для раздувания всемирного пожара?   Понимает ли он на какой путь встал, и какие выводы следует сделать из нынешнего состояния мира и его собственной психической ситуации?  Понимает ли он, что подошел к пределу, за которым теряется миф внутреннего человека, направленный на сохранение жизни, который так долго лелеяло христианство?  Понимает ли он, что последует за катастрофой?  Способен ли он вообще понять, что это будет за катастрофа?  И наконец, понимает ли индивидуум, что он – последняя черта?

Счастье, удовольствие, спокойствие души и наполненная смыслом жизнь – может ощущаться только индивидуумом, а не государством, которое, с одной стороны, всего лишь договоренность между независимыми индивидуумами, а, с другой стороны, угроза подавления, постоянно висящая над индивидуумом.  Психиатр – один из тех, кто знает больше других об условиях благополучия души, от которой зависит благосостояние всего социума.  Социальные и политические  обстоятельства времени имеют безусловно важное значение, но их важность для состояния души индивидуума бесконечно переоцениваются, когда берутся в качестве единственных определяющих факторов. В этом отношении все наши социальные усилия ошибочны и не достигают цели, т.к. не учитывают психологию человека – чаще всего они только поддерживают его иллюзии.

Поэтому я надеюсь, что психиатр, который на протяжении жизни посвятил себя разбору душевных расстройств, имеет некоторое право на выражение своего мнения по поводу нынешней ситуации в мире.  Я не разделяю чрезмерный оптимизм по поводу будущего и не стремлюсь к высоким идеалам – я всего лишь озабочен  отдельным человеческим существом  — бесконечно малой единицей, на которой зиждется мир и в которой, если мы правильно понимаем посыл христианства, даже Бог видит смысл своего существования.

_________________________________

* C.G. Jung, «The Undiscovered Self» — Final Chapter, Routledge & Kegan Paul, London, 1958, pp. 107-113.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s