Экология и физика

Guido_dalla_Casa_2_90_113Ньютонианская наука принимает без всякой критики картезианскую пропасть между душой и природой, пишет итальянский экоцентрист Гидо далла Каза.  В статье он анализирует  главные философские прорывы в западной науке на протяжении последнего столетия и заключает: необходима новая научная парадигма, которая включала бы в себя и мир природы.

Три столетия назад, когда зарождалась современная наука, физика представляла собой механическую науку, во главе которой стоял Ньютон. Современная западная культура по-прежнему вращается вокруг ньютонианской идеи о пространстве и времени, приписывая механическую природу большинству явлений. Догматическая идея о существовании реального и объективного мира, полностью отделенного от ментального/духовного мира, считается «очевидной» основой современной науки. Другими словами, ньютонианская наука принимает картезианскую пропасть без всякой критики.

Традиционная наука остается ограниченной  философскими рамками, в которых она зародилась три столетия назад, в ней по-прежнему доминирует ньютонианско-картезианское представление о реальности.  Всю Вселенную, вместе с живой природой, рассматривают как гигантскую машину, которую можно разбирать на части, а затем снова собирать. В результате, Природу лишают этического начала. Человечество рассматривается не как часть Природы, а как нечто особенное. Отсюда борьба с Природой, вызывающая рост экологического стресса.

Поскольку основанием современной западной науки служит частная философия, она не может обосновать даже свой собственный научный метод. Ее механичестический взгляд на мир принимается как должное и не рассматривается как рабочая гипотеза. Современные механистические/материалистические представления следуют непосредственно из физики 19-го века, а не из идей, рожденных в 20-м веке. Современная наука по прежнему сопротивляется любым парадигматическим  измененям, которые могли бы нарушить ее общую «стройность».

В данной статье я даю краткий обзор некоторых главных философских прорывов за последнее столетие в западной научной мысли: теория относительности, квантовая физика, теория систем, и исследования ментальных явлений. Далее я остановлюсь на культурных следствиях и изменении нашего отношения к миру природы в случае принятия новой научной парадигмы; можно надеяться, что новая этика включит в себя мир природы и окажет благотворное влияние на растущие экологические проблемы.

Классическая физика

В книге Поворотный пункт (New York, 1982) Фритьоф Капра пишет:

В отличие от механистического, картезианского мировоззрения, новые теории совремнной физики можно назвать органическими, холистическими или экологическими; это системный подход в смысле общей теории систем. Вселенная не рассматривается более как машина, составленная из множества объектов, напротив она — неделимая, динамическая целостность, с взаимозависимыми частями, которые следует понимать как динамические паттерны космического бытия.

Классическая основа физики, которая оставалась незыблемой почти до середины 20-го века, постулирует существование объективного, материального мира, со своими собственными физическими законами. Задача наблюдателя — найти эти объективно существующие законы. Все явления существуют в пространстве и времени, которые принимаются абсолютными и независимыми сущностями. Первая трещина в механичестическом сознании обнаружилась в термодинамике в 19-м веке и в связи с понятием поля. Но термодинамика объяснялась с помощью статистически-вероятностного движения молекул, а поле было сведено к математическому понятию, полезному для проведения расчетов. Механистическое мировоззрение только укрепилось в результате таких объяснений.

Единственной немеханистической теорией оставалась максвеллова теория электромагнитных волн.  Но атомная природа материи снова укрепила механистический мир:  92 “шарика” (атомы) стали строительными блоками реальности. Радиоактивность, открытая на пороге 20-го века, показала, что атомы не незыблемы, а сами состоят из меньших частичек: протоны, электроны,  нейтроны. Эти “шарики” оказались намного меньше атома, но принцип нерушимости материи фундаментально не изменился: три “элементарные частицы” описывались как универсальные составляющие материи.

Относительность

С появлением специальной теории относительности (1905), пространство и время потеряли свою независимость и абсолютное существование, а материя стала тождественна энергии. С появлением общей теории относительности (1916), гравитационные поля стали рассматриваться как “геометрия пространства-времени.” Ученые смогли теперь записать физические законы в любой системе координат, для любого вида движения: ускорение теперь существовало внутри гравитационного поля. Такие изменения казались фундаментальными и революционными, однако научное мышление оставалось картезианским. Материя и энергия могли быть взаимозаменяемы, но пропасть между материей и сознанием оставалась: существует объективная энергия/материя, которую может исследовать отделенный человеческий дух.

Непроницаемость материи (дуализм  пустой-полный) и логика “A не может быть не-A” по-прежнему принимаются за очевидные истины. Любой объект в природе, любая проблема, процесс могут разделяться на все меньшие части, без учета того, что такое разделение не может быть нейтральным, и не всегда законно, поскольку вызвано ограниченной философской гипотезой. Существование не-квантифицированных и неизмеряемых сущностей отвергается.

Современное физическое мышление возможно признает единство энергии и материи, но по-прежнему ограничено. Энергия и материя принимаются как физические сущности, но сознание  нечто совсем другое. Оно занято поиском внешнего объективно существующего физического мира. Сознание принадлежит только человеку; несколько смелых мыслителей предположили наличие сознания у других существ, обладающих центральной нервной системой (таких как млекопитающие). Этику следует относить лишь к сознательным живым существам,  практически только к людям.

Квантовая физика

В 1927 году, Вернер Гейзенберг сформулировал свой, хорошо теперь известный, принцип неопределенности в отношении места положения и скорости частицы. Гейзенберг пришел к выводу, что мы не можем одновременно знать обе величины. Если мы выберем для определения одну величины, тогда другая останется неопределенной, поэтому наблюдатель должен  “выбрать”, что ему измерять. Данный принцип справедлив и для других связанных пар, например, энергия-время: если мы хотим знать точное время, тогда масса/энергия частицы полностью неопределимы. Таким образом, строго говоря, мы не может определить объективно существующую величину. За математическим языком скрывается зависимость сущностей от сознания.

В 1930-х гг.  среди ученых-физиков происходило много диспутов и возникла “Копенгагенская школа». Главный вывод: неопределенность — это не ограниченность наших измерений или органов чувств, а характеристика мира, природа Вселенной. Мы не можем разделить явление и его наблюдение, поскольку не существует “объективной реальности”. Картезианское разделение между сознание и материей оказалось преодоленным.

Эрвин Шредингер  пришел к такому же выводу, что и Гейзенберг, получив Уравнение Шредингера, из которого следует вероятность обнаружения частицы в заданном месте. Его неопреденная логика позволяет оценить явление в терминах времени.  Такое наблюдение приводит к тому, что вероятность «сворачивается» в  “определенность” — может ли это быть еще одной попыткой обратить внимание на наблюдателя, после коперниковской революции?  Некоторые видят в этом возвращение к антропоцентризму, из которого вытекает принцип, согласно которому вселенная  “сотворена для людей.” Но сурок, гора или ручей могут сказать то же самое. Любая сущность может рассматривать вселенную, как сотворенную для нее.

Идея квантового вакуума вытекает из принципа неопределенности, примененного к паре энергия-время: не существует ни одной материальной частицы или сущности, единственная реальность — это творческий вакуум, энергетический танец, в котором рождаются и пропадают сущности. Дуализм полный-пустой исчезает. “A” и “не-A” могут существовать одновременно.

Теория систем и коллективное бытие

Во второй половине 20-го века,  в процессе изучения систем выработалось понятие сложной системы и коллективного бытия.  По мере развития сложной системы, после некоторого короткого промежутка времени, её эволюционный путь становится абсолютно непредсказуемым. Она достигает некоторой неустойчивой точки разветвления, после которой начинается совершенно отличное движение, непохожее даже на предыдущие бесконечно малые промежутки. Это означает, что мы не можем предсказать с какой-либо степенью вероятности ее правильную траекторию.

В этом случае говорят, что поведение системы случайно, однако можно сказать, что она сама выбирает себе путь. Ментальные явления возникают как сложные системы. (G. Minati, Esseri collettivi, Apogeo, 2001). Согласно английскому философу и ученому  Грегори Бейтсону, сознание возникает из сложности системы.  Различные явления ведут себя по-разному, несмотря на одинаковые начальные условия. Атмосфера Земли — типичный пример сложной системы: предсказание погоды совершенно невозможно после определенного короткого времени ввиду эффекта бабочки, реакции системы на нестабильную точку разветвления. Явления не воспроизводятся.  В каждом случае сложная система имеет свою предисторию. Выражение “точно воспроизведенные условия” в науке не имеет смысла.

Возвращаясь к квантовой физике, замечу, что само наблюдение является нестабильной точкой разветвления системы.  Поэтому роль наблюдателя сводиться к нулю (Пригожин). С этой точки зрения, можно сказать, что сознание всегда присутствует в природном явлении. (Здесь я понимаю под сознанием нечто больше психики).  Таким образом мы находимся в мире природы, созданном ментальными сущностями, между которыми нет строгих границ. Человеческие сущности являются только частью целого, поэтому наша этика должна учитывать целостность Природы.  Идея о разумных существах, отличных от людей, также характерна для восточной философии, в особенности для буддизма и джайнизма. Наличие сознания придает системе этический смысл.

Некоторые примеры

Проводились эксперименты над социальными насекомыми (термитами). Часть термитов из колонии была изолирована от остальных, однако термиты построили новую колонию с той же точностьюd. Кроме того, каждый термит был способен реагировать на любое происшествие в любой части колонии. Самое простое объяснение этому: термиты обладают  коллективным сознанием. Однако картезианская наука называет мистицизмом все, что не укладывается в ее догматические рамки.

Термиты только один пример, но можно назвать множество подобных сущностей, таких как биологические виды, культуры, экосистемы, общества, клетки, деревья, сама Земля.  Экосистема — это наделенная сознанием сложная система; наверное поэтому, находясь в лесу,  мы чувствуем эмоциональный обмен между нами и лесом. Многие американские племена выполняют танец дождя с целью повлиять на погоду, иногда с поразительно положительным результатом. Другие живые существа — лес, болото, биологический вид — также ментальные сущности. Используя юнгианский подход, Джеймс Хиллман  пишет о нашем погружении в мировую душу.

Этика требует от нас уважения всех природных существ. Сегодня мы можем говорить о сознании Земли, всей биосферы; это понятие известно как Гея ( понятие введено Лавлоком, Маргулис, Шелдрейком в честь греческой богини Геи). Сегодня мы далеко ушли от традиционной идеи внешнего человека, который изучает и изменяет мир по своей воле, мир, сотворенный из энергии-материи. Дуализм между энергией-материей и ментальным-психическим миром (последний приписывается западной наукой лишь человеку) преодолен; картезианской пропасти больше нет. Нет больше и понимания того, что сознание — это продукт центральной нервной системы.

Общепринятые понятия и официальная наука все еще находятся на позициях  “девятнадцатого века”, для них вселенная состоит из механических частиц, человечество — единственная наделенная сознанием и этикой сущность. Приведенные выше примеры дают нам надежду вновь обрести дух дерева или реки.

*  *  *

Гидо далла Каза — глубинный эколог-писатель из Милана (Италия). Новое издание его книги Deep Ecology опубликовано  Arianna Editrice. Сокращенный перевод на английский можно загрузить в формате PDF at Steps To A Deep Ecology.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s