Левизна в левом биоцентризме

Многие глубинные экологи, зеленые и экологисты на протяжении долгого времени провозглашали: экологическая политика стоит выше традиционного разделения на «левых» и «правых».   В начале 1980-х девиз: “Мы — ни слева, ни справа, мы — впереди» стал популярным клише среди некоторых зеленых политических партий и движений. Ставя  впереди биоцентризма  прилагательное «левый» , писатель из Саскачевана Дэвид Гринфильд  дает понять: глубинная экология не отделима от социальных аспектов.

Спектр «правые – левые»

Прежде чем объяснить, что мы имеем в виду под «левизной» в биоцентризме, будет полезно проанализировать политический смысл «левых» и «правых», и что значит быть «ни левым, ни правым». «Левый» и «правый» — пространственная метафора, и как всякая метафора, она не совершенна. Однако метафору используют, когда надо описать нечто очень важное. «Левый» и «правый» появились как политическая метафора благодаря расположению мест во французском парламенте (точнее, Национальном Собрании) во времена Французской революции. Более радикальные партии занимали ряды слева от спикера, в то время, как более консервативные партии сидели справа от него. Такой выбор расположения депутатов был выбран, возможно, исходя из древнего отношения к правой руке, представляющей власть, респектабельность и истеблишмент, и левой руке, символизирующей отсутствие респектабельности, непринадлежность к истеблишменту, «великую немытую силу».

Еще раз скажу: «левый» и «правый» — пространственные метафоры, а любая метафора несовершенна. За последние двести лет и у левых и правых происходили политические реинкарнации и их интерпретировали по-разному. Поскольку правые чаще были у власти, они использовали ошибки левых, чтобы бросить тень на любое определение «левизны».

Спектр «правые – левые» – остается по сей день главной политической метафорой, и мы попытаемся определить ее смысл. Обычно спектр «левые – правые» можно разделить на пять, вполне отчетливых секций. Вот они:

• Правые радикалы

• Правоцентристы

• Центристы

• Левоцентристы,

• Левые радикалы

Правые радикалы — символизируют власть, существовавшую до индустриальной капиталистической эры, а именно: патриархат, милитаристское государство, феодализм, монархию, аристократию, религиозный фундаментализм, расовое превосходство и т.д. Хотя они продолжают существовать и по сей день, свое начало они берут в эпохах, далеко предшествующих индустриальной эпохе.

Правоцентристы — представляют правящую верхушку капиталистического общества, в котором мы живем. Главный способ контролировать общество у них – классовое превосходство, но иногда правоцентристы прибегают к формам насилия, популярным у крайне правых (шовинизм, расизм и т.п.).

Центристы обычно принимают капиталистическую систему со всеми ее подавляющими институтами, но пытаются умерить капиталистическую реальность с помощью либерально-индивидуалистических инструментов, таких как выборы, формальное соблюдение юридических прав и свобод, умеренное экологическое законодательство и декларативная ответственность корпораций. Центристы также подчеркивают роль индивидуума и его личного выбора в части улучшения социальной и экологической ситуации.

Левоцентристы стараются пойти дальше на несколько шагов в своем противостоянии грубой насильственной природе капитализма. Левоцентристы поддерживают исторические движения за “социальную справедливость ”, программу социальной поддержки, пенсии, прогрессивное трудовое законодательство, минимальный прожиточный уровень, бесплатное здравоохранение и т.д., а также умеренно выступают за государственную собственность и рабочие кооперативы. Левоцентристы принимают существование капитализма, но пытаются уравновесить власть капиталистов указанными выше мероприятиями*.

Левые радикалы представляют собой ту часть «левых», которые оставили попытки реформировать капитализм, и выступают за его свержение или замену некими формами рабочей или коммунальной, бесклассовой, эгалитарной, кооперативной системой. Левых радикалов нельзя путать с государственным централизмом или ленинско-сталинской традицией. Приверженцы Ленина составляют лишь одну из прослоек левых радикалов. К последним также можно отнести социалистов-анархистов, революционных синдикалистов, и децентралистов-марксистов вроде Уильяма Морриса. Общее, что связывает все направления крайне левых – революционный анти-капитализм и проекты создания справедливого, эгалитарного пост-капиталистического мира.

С помощью вышеуказанных определений вы можете определить в каком месте спектра «правые — левые» вы находитесь. Являетесь ли вы частью проблемы (относите себя к правым радикалам или правоцентристам)? Или торгуетесь с системой власти (центристы или лево-центристы)? Или работаете на мир, свободный от системы власти (левые радикалы)?

Ни левые, ни правые?

Экологическая политика “ни левых, ни правых” исходит из двух предпосылок: одна имеет под собой некоторое основание, другая – чрезмерно упрощена.

Первая предпосылка вполне корректно базируется на том, что корпоративная среда и противостоящее ей рабочее движение по своей сути антропоцентричны и выступают за усиление эксплуатации Земли для достижения своих целей. Все основные формы социал-демократии, а также марксизма и анархизма, предполагают, что человечество может продолжать эксплуатировать Землю теми же темпами.

Вторая предпосылка лозунга “ни левые, ни правые” базируется на упрощенной идее о связях правых с большим бизнесом и милитаризмом, а левых — с большим централизованным государством и государственным планированием. В 1970-х некоторые экологисты идентифицировали себя с децентрализацией и лозунгом “маленькое — прекрасно”**, после чего такая альтернатива стала восприниматься как лозунг ‘впереди левых и правых’. Такое стереотипное понимание «левизны», очевидно, весьма упрощено и отвергает некоторых великих мыслителей левой части политического спектра, которые рисовали будущее в сугубо децентралистских понятиях.

Приверженцы лозунга «ни левые, ни правые» оказались невнимательны к вопросам классовой борьбы за власть, а также к другим формам насилия в обществе. Они полагали, что каждый в обществе — будь то банкир или бездомный нищий, президент компании или крестьянин — могут, взявшись за руки, строить новый прекрасный мир, без конфликтов, без неравенства. Хотя с экологической точки зрения действительно все мы в одной лодке, нельзя не видеть, что класс капиталистов и класс рабочих будут совершенно по-разному затронуты экологическим кризисом, и по-разному ощутят на себе влияние технологических изменений, и безусловно эти два класса по разному относятся к экологическим проблемам.

Вероятно только 3 – 5% человечества смогут пережить в будущем планетарный экоцид,  укрывшись в герметически закрытых от мира стальных городах, в то время, как остальная часть населения будет медленно и болезненно погибать за пределами городов. Каким бы ни был прогноз, нам должно быть ясно: мы не продвинемся в решении тяжелых экологических проблем без глубокого анализа классового притеснения. Как однажды заметил один из моих друзей, лозунг “ни левые, ни правые» — опасный лозунг, какими бы благодушными ни были изначально намерения его авторов.

Левые биоцентристы

Уяснив политический смысл «правых» и «левых», и неприемлемость лозунга «ни левые, ни правые», рассмотрим понятие «левого биоцентризма».

Как уже говорилось, все левые радикалы преследуют общую цель — революционный переход от капитализма к эгалитарному пост-капиталистическому обществу, и в этом смысле к ним примыкают левые биоцентристы. Тем не менее, левый биоцентризм отличается от большинства форм марксизма и анархизма тем, что не ставит рабочего в центр происходящего, и не делает на него ставку в построении нового общества. Напротив, в центре находится вся экосфера, и главная задача биоцентризма — сформировать новые отношения человека к Земле, причем люди в данном контексте рассматриваются не как рабочие, а как населяющие Землю существа, земляне. Левые биоцентристы хорошо понимают, что капиталистическая система и все другие оттенки правого спектра (патриархат, милитаризм, колониализм, расизм, религиозный фундаментализм, и т.д.) подавляют как человеческие существа, так и саму Землю. Но прежде всего левые биоцентристы обеспокоены подавлением других биологических видов и разрушением экосистем Земли.

Для левых биоцентристов главное сражение происходит не между трудом и капиталом, а между частной собственностью и биологическим сообществом. Левые биоцентристы отвергают капитализм и указанные выше другие формы насилия, и уверены в возможности построения мира, в котором люди будут сотрудничать на равных и обладать глубоким экологическим сознанием. Модели общества на основе рабочих кооперативов, общинного самоуправления, пришедшие к нам от децентралистских и коммунитарных левых, весьма полезны при построении нового экоцентрического общества. Также понятно, что переход к такому обществу вызовет противодействие со стороны корпоративной и капиталистической властных элит и приведет к борьбе, мало чем отличающейся от борьбы левых на протяжении десятилетий. Можно вспомнить революцию в Испании в 1936 г., кубинскую революцию 1959 г., революцию в Никарагуа с 1979 по 1990 гг., восстания в Мексике, шт. Чьяпас (с 1994 г. по сегодняшний день) и др., которые могут многому нас обучить по организации народного противодействия тирании.

‘Левые’, и на то есть причины

Мы называем себя «левыми биоцентристами», а не просто «биоцентристами», прежде всего, по следующим причинам:

• Мы понимаем, что власть капиталистического класса, и других форм насилия – это реальность, и что они препятствуют построению справедливого экологического общества;

• Мы понимаем, что капитализм должен быть заменен на другую систему социальной организации, которая позволит человеческим существам жить в рамках, устанавливающих экологическое равновесие;

• Мы изучаем модели общества, которые направлены на достижение равенства, сотрудничества и взаимопомощи, и которые закладывают кирпичики будущего экологического общества; и

• Мы верим, что недостаточно просто теоретизировать или мечтать о биоцентрическом обществе; необходимо сделать биоцентризм живым и актуальным политическим движением, которое бросает вызов нынешней системе власти и создает жизнеспособные альтернативы.

Признавая справедливость пространственной метафоры «левые – правые», мы видим, что у человечества появляются новые проблемы отношений с остальными членами экосферы. При этом полезно рассмотреть отношения человечества в плоскости, на которой одна ось, например, горизонтальная, будет представлять спектр «левые – правые» в человеческом обществе, а вертикальная – спектр «антропоцентризм – экоцентризм», т.е. отношение человечества к Природе. На такой плоскости открывается возможность исследовать и сравнивать различные общества, исторические периоды и культуры в гораздо более общей постановке.

Левый биоцентризм возник в результате признания как важности борьбы за равенство людей, так и борьбы за экологию, поскольку одно неотделимо от другого. Весь опыт нашего существования показывает: левый биоцентризм – актуальное и важное политическое движение. Как не может быть справедливого общества на мертвой планете, так не может быть и глубинной экологии без социальной справедливости.

_________

* В нашей политической лексике, они соответствует левым социал-демократам. – Прим. ВП.

** Весьма популярный лозунг децентралистов, произошедший из одноименного названия книги Фритца Шумахера (Small is beautiful) – Прим. ВП.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s