От страха к свободе

Публичная лекция эко-феминистки Рут Розенек, Шумахер-колледж, 28 апреля 2004 г. 

 Для меня большая честь и удовольствие снова посетить Шумахер-колледж; я получаю истинное наслаждение от этого образовательного учреждения, и я глубоко признательна всем, кто сделал возможным мое выступление сегодняшним вечером. Мое выступление я назвала «От страха к свободе». Еще несколько минут назад, ощущая учащенное биение своего сердца, я подумала, что неплохо было бы сразу применить мою философию на практике. Поэтому я надеюсь, что в течение ближайших двадцати пяти минут я буду чувствовать себя свободной от всякого страха.

Помню, как однажды в Филадельфии (вообще-то я из Канады, северной “окраины” Соединенных Штатов) я шла по улице и наткнулась на человека, грубо обращавшегося со своей собакой. Сопровождавший меня мой друг, увидев, что я намереваюсь заступиться за собаку, схватил меня за руку и потащил назад – он хорошо понимал, чем все может закончиться; тогда мне пришлось отступить и не встать на защиту собаки.

Другой раз, в супермаркете, я увидела женщину, грубившей своим детям. И снова я побоялась встать на защиту ребенка — я испугалась того, что она начнет кричать, что я вмешиваюсь не в свое дело, я испугалась последствий и не знала, как правильно реагировать. Я не могла в то время сказать ей: «О, у вас большие неприятности; могу ли я чем-нибудь помочь вам?» Вместо этого я отошла, не сказав ни слова. С подобными ситуациями мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни и не знаем, как себя вести, не говоря уже о ситуациях, когда действительно существует серьезная угроза нашей безопасности — угроза, вызывающая у нас большой страх, беспомощность, чувство обреченности, апатию или, что еще хуже, цинизм.

Мы можем стремиться к экономическим, социальным и политическим переменам в обществе, но без фундаментального изменения нашего сознания, этим изменениям не суждено сбыться. Нам следует научиться переходить от страха и апатии, с которыми сталкиваемся на пути к  духовной революции,охватывающей как внешние, так и внутренние стороны нашего бытия, к свободе.

Аун Сан Сучи из Бирмы (сейчас, Мьянма) говорит: «Недостаточно просто призывать к свободе, демократии и правам человека; следует развивать решительность, приносить жертвы во имя вечных истин, сопротивляться желаниям, подтачивающим дух, преодолевать враждебность, невежество и страх… Сначала мы должны научиться освобождать свое собственное сознание от апатии и страха». Конечно, это очень не просто. Сегодняшний мир бросает нам множество вызовов. Я хотела бы немного остановиться на этих вызовах времени, чтобы стала ясна причина обреченности и страха, парализующих наши души.

Мы живем во время массового вымирания биологических видов; некоторые ученые называют это «спазмом массового вымирания». Биологи говорят, что естественные темпы вымирания составляют один вид каждые четыре года; другие говорят, один вид – за каждый год. По их оценкам нынешние темпы вымирания – это двадцать семь тысяч видов каждый год, т.е. три вида исчезает каждый час! Это огромная цифра. По мнению биологов, учитывая, что нынешняя тенденция сохранится, к концу 21 века мы потеряем 50% или больше существующих биологических видов. Кроме того, грядет глобальное потепление, потеря плодородного слоя почвы, нехватка воды и ее отравление; существует проблема радиоактивных отходов, генетически-модифицированных продуктов и т.п., этот список можно продолжать, и мы слышим об этих проблемах каждый день; они уже слились в один бесконечный перечень угроз. Ко всему, идут войны, как в буквальном, так и в переносном смысле: война против бедных стран со стороны глобалистски настроенных корпораций; война за передел границ со стороны властьимущих; война против безопасности народов со стороны милитаристов; война против этнических меньшинств и коренного населения со стороны расистов; война против женщин со стороны шовинистов, и война против всех «других», которая проявляется в проблеме беженцев. Не удивительно, что любой человек чувствует себя неуютно при таком обилии свалившихся на него проблем. Джордж Монбиот говорит следующее: «Жить сегодня и не пытаться изменить ситуацию, это все равно что спокойно наблюдать, как на тебя несется грузовик». И в самом деле, нам следует что-то предпринять или мы рискуем быть раздавленными этим грузовиком.

Курс, который мы читаем сейчас в Шумахер-колледж, называется «Земля, Дух и Действие»; в нем мы постоянно говорим о сочувствии, и может показаться, что для решения глобальных проблем достаточно лишь прочувствовать то, что происходит сегодня с планетой. Я должна подчеркнуть, что этого не достаточно. Недостаточно просто быть сочувствующим и наблюдать происходящее. Сочувствие, в сущности, это наше поведение. Сочувствие – это действие. Если мы глубоко чувствуем то, что происходит с планетой, мы должны испытывать желание что-то предпринять. Но вместо этого, мы бездействуем, о чем я уже говорила раньше, и я хотела бы разобраться, в чем причины такого пассивного поведения, причины паралича, охватывающего нас.

Одна из причин социального паралича заключается в захлестывающих нас чувствах, делающих нас бессильными. Мы испытываем все сразу — горе, гнев, отчаяние, безнадежность. Например, беспомощность приводит нас к мысли о нашей слабости: «Что я один могу сделать? Я — один из шести миллиардов людей, разве я могу повлиять на происходящее?» Мы комплексуем по поводу этих чувств. Кроме того, в нашем обществе существует абсолютное табу на проявление сильных чувств, и поэтому, вместо того, чтобы рассматривать эти чувства как здоровую реакцию на происходящее – естественную реакцию на насилие, на страдание наших братьев и сестер – эти чувства всячески высмеиваются, и в результате у нас развивается защитный механизм, подавляющий неприятные чувства. Наша ярость поворачивается внутрь нас, мы заглядываем в себя в попытке отыскать причину возникших отрицательных эмоций, мы ищем способы освободиться от них и приспособиться к обществу, пораженному болезнью. К сожалению, эти чувства не ценятся так, как они того заслуживают; на самом деле они представляют собой плодородные зерна трансформации, благодаря которым возникают Любовь и Энергия Воина. Сила и мужество, желание работать во имя свободы и справедливости как раз возникают из этих самых эмоций: всеохватывающего гнева, горя и отчаяния – и если позволить им следовать естественным путем, они трансформируются, а вместе с ними, трансформируемся и мы с вами.

Корни нашего страха глубоки. Мы живем в обществе, которое преимущественно биофобное, т.е. мы боимся природных систем, боимся природы, ее биологической ткани, из которой мы состоим. Э.О. Уилсон, биолог-эволюционист, напротив, говорит о биофилии, т.е. естественной любви к миру природы, ко всему живому. Он подчеркивает, что мы составляем с этим миром одно целое. Однако в современном обществе, мы имеем прямо противоположное; все более ощущается отстраненность от паутины жизни, все более мы подвержены технофилии, когда можно испытывать комфорт и безопасность, сидя дома среди компьютеров, кинофильмов и видеоигр. Сколько людей ощущают эмоциональный подъем от звуков электронной почты, от ощущения того, что они «подсоединились» ! Это ощущение комфорта существ образца 2004 года. И правительства и корпорации с радостью поддерживают такой образ жизни. Никогда не забуду, как Джордж Буш появился перед нацией после 11 сентября для моральной поддержки своих сограждан со словами: «Все в порядке. Покупайте. Летайте.» Покупки и перелеты на боингах, потребление новых товаров – это комфорт для существ, пришедших на смену людям с их сильными и глубокими чувствами. В книге «Голос Земли» Теодор Роззак говорит следующее: «подавление экологического бессознательного – вот глубочайшая причина коллективного безумия индустриального общества.» И действительно: мы породили целое общество экологически безграмотных людей, у которых нет возможности получить глубокие экологические знания, глубокое понимание природных процессов на Земле; вместо этого люди обучились тому, как легче всего манипулировать природой. Поэтому: опасно перед домом иметь слишком много деревьев – одно из них может упасть на мой автомобиль! С этой точки зрения, мы не готовы к социальным и экологическим переменам в нашем обществе, мы живем в мире технологий, в котором все кажется замечательным.

Виктор Франкль, переживший концентрационный лагерь во время второй мировой войны, называет это «отсрочкой смертного приговора». Эта «отсрочка», говорит он, напоминает самообман узников лагерей, которые надеялись на кого-нибудь, на что-нибудь, на тех, кто обязательно придет и освободит их, другими словами, на чудо. Он говорит, что те, кто выжил, не надеялись на эту «отсрочку». Многие из нас вводят себя в такой же самообман, веря, что что-то случится, что не так все плохо, что все образуется, что ученые найдут способ решить все проблемы, что медики найдут лекарства, что мы опять поправимся и т.п. Еще одна причина нашего бессилия состоит в том, что у нас нет мечты. Дни, когда Мартин Лютер Кинг встал и во всеуслышание заявил: «У меня есть мечта», к сожалению, прошли. Никто не идет впереди нас с мечтой о будущем. Питер Сендж, занимающийся теорией организации, говорит о творческом напряжении. Это напряжение между тем, где я сейчас нахожусь, и тем, где я хочу быть; в более широком смысле, это творческое напряжение между нынешним образом жизни на планете и тем, который мы хотим вести. Сендж говорит, что творческое напряжение мобилизует нас, поддерживает в нашем движении вперед. Но, нет, мы уже не мечтаем. Мы не мечтаем о том времени, когда сможем жить мирной, гармоничной жизнью, поддерживая истинное равновесие на планете. Это считается идеализмом, «непрактичным подходом к жизни». Может быть, мы боимся, что мечта не исполнится и мы будем разочарованы? Не мечтать оказывается предпочтительнее, чем оказаться один на один с неосуществившейся мечтой! И эта мысль парализует и не добавляет нам мужества. Наконец, нам не хватает мужества, потому что мы не уверены в быстром достижении успеха. Мы живем в обществе, в котором приветствуется получение быстрых результатов, мы не привыкли к ожиданию, к тому, чтобы вещи «созревали». Мы хотим видеть немедленные результаты своих действий. Когда же мы занимаемся защитой природы, результаты часто скрыты; более того, с неудачами мы сталкиваемся чаще. Но вспомните, как вы учились ездить на велосипеде — вы много раз падали, прежде чем смогли поехать; вы просто это забыли. Мы живем в век больших скоростей. Все наше время заполнено действиями. Мы ждем, когда оно развернется, словно кинофильм с участием Клинта Иствуда или Арнольда Шварценегера, с немедленными результатами.

И все же, несмотря на все препятствия, угроза вымирания и другие угрозы неизменно взывают к действию. Они приглашают нас к трансформации и к соучастию. Подобно рыбам, выплывшим из океана и очутившимся на песку, мы способны измениться. Но только сейчас нам потребуются не новые конечности, а трансформация нашего сознания.

Мы не первый раз сталкиваемся с необходимостью радикальной трансформации. Мы пережили многие биологические виды, которые не смогли выжить в процессе эволюции. Около 99.9% всех видов, когда-либо живших на планете, не смогли пройти через сито эволюции. Только одной десятой процента, или одному виду из тысячи, удалось пройти все исторические периоды эволюции и выжить – и один из таких видов – мы с вами. У нас действительно славная история, которой можно гордиться. Поэтому, мы — гибкие, приспособляемые существа. Мы можем быть спокойны в отношении нашей способности разобраться в будущем. Стоя на краю вымирания, мы должны заглянуть в глубины нашего интеллекта, пронесшего нас через миллионы лет эволюции и найти ответ. Для анализа своего успеха и своих неудач нам следует отыскать лучшие критерии, чем надежда на чудо или безнадежность. Надежда и безнадежность подобны состояниям психики, таким как грусть и веселье; они слишком изменчивы и поэтому ненадежны.

Крис, староста группы, с которой я проводила занятия, говорил о работе по остановке атомной станции Хэйшем в г.Мокум. Его организация намеревалась выступить за остановку электростанции, а когда начали голосовать, только двадцать человек из трехсот проголосовало за остановку станции. Этот случай вызвал у Криса приступ отчаяния, т.к. подготовка к закрытию станции потребовала от него большой и напряженной организационной работы. Тогда я сказала Крису: «Постарайся посмотреть на этот случай с другой стороны. Прежде всего, мы не знаем, к каким другим результатам привела твоя работа. Например, сколько людей узнали о проблеме атомной станции и задумались о том, как им следует поступить в подобной ситуации.»

Я хотела бы обратиться к мудрости одного человека — Мартина Бубера, еврейского философа, жившего в конце 19 века. Он сказал, что очень важно говорить «Да» или «Нет», когда мы в меньшинстве; человек, который выступает от себя лично или от имени меньшинства, составляет «закваску свободного общества». Бубер уверен, что дело не в том, чтобы убедить всех в правоте нашей точки зрения, а в том простом факте, что отстаивая нашу точку зрения и убеждения, мы продолжаем традиции демократии. Фактически он указывает на то, что иногда лучше не достигать результатов, т.к. борьба за них способствует поддержанию свободы слова – что важнее. Поэтому нам следует всегда помнить: просто вставать и высказывать правду – мощное оружие. Это акция сильна сама по себе и производит сильное действие. Нитцше, с другой стороны, говорит, что «Требуется время, чтобы свершения были увидены и услышаны». Многие знают о том, что иногда происходящие внутри нас перемены некоторое время не заметны. То же происходит и с нашей работой – когда мы сажаем семена, должно пройти некоторое время, прежде чем мы увидим побеги. Каждый, у которого есть небольшой садик или огород, хорошо с этим знаком. Не все посаженные семена в вашем саду взойдут – по крайней мере, в моем саду множество посеянных семян, почему-то, не всходят, иногда пропадает целый урожай – но это не значит, что надо прекращать сеять. Возможно эти семена следует сажать в другом месте, или в другое время, или другим способом. Поэтому эти метафоры органического земледелия весьма полезны для нас как активистов, мы должны действовать в подходящее время, с подходящими семенами, с правильным уходом, и тогда, если нам повезет, мы увидим побеги. Кроме всего прочего, побеги подвержены действию окружающей среды, и ожидаемые всходы могут задержаться.

То же происходит, когда мы проводим какую-либо акцию, — она не обязательно должна быть большой, это может быть небольшой поступок – необходимо время, чтобы мы ощутили результаты. С тех пор, как английские квакеры начали кампанию за отмену рабства, прошло три четверти века – только после этого рабство было отменено в Америке и в Европе. Потребовалось значительное время, чтобы проявились результаты. В Америке первому движению за права женщин потребовалось не меньше времени, чтобы американские женщины обрели право голосовать. Требуется большая выдержка и понимание скрытой динамики явлений, чтобы понять: наша работа это долгий путь, требующий не одно поколение. И работа по предоставлению женщинам всех прав не окончена; она продолжается. Все кампании за социальную справедливость имеют такой длительный срок воплощения.

В Бхагавад-гите говорится: «Не привязывайся к плодам своих дел». В ней неустанно говорится о том, что не следует рассчитывать на плоды своих трудов. Если мы перекроем наши желания более основательными и глубокими целями — достижением пробуждения или самопознания, тогда мы сможем выйти из доминирующей в обществе парадигмы, определяющей успех и неудачу. Хотя наши действия не всегда могут приводить к результатам в течение короткого (или даже длинного) промежутка времени, в конце концов, они облегчат страдания; каждый акт любви-доброты — это прекрасный акт, который заслуживает того, чтобы назвать его «успешным», или полностью завершенным.

Поэтому, когда мы предпринимаем какое-либо действие, мы не просто стремимся попасть из точки А в точку В, но заботимся о всех существах и о нашей самореализации – называйте это как хотите; целью может быть улучшение нашей собственной личности, предложение даров любви и доброты миру и т.д. У каждого человека могут быть свои пути для того, чтобы сделать каждый шаг своей жизни молитвой – будь то мытье посуды, работа с коллегами, рассылка писем, участие в пикетах или любование сиренью. Если же у нас есть духовная цель, она поднимает нас над сиюминутной парадигмой. И тогда мы будем смотреть на нашу работу, на каждый день, на каждую минуту нашей жизни с позиции: Работал ли я сегодня над самореализацией? или Работал ли я над трансформацией планеты? Давайте смотреть на нашу жизнь с точки зрения всеобщей революции, внешней и внутренней!

Наконец, я хотела бы обратить внимание на некоторые феномены эволюции, о которых говорит Стивен Джэй Гоулд, биолог-эволюционист. Гоулд говорит о периодически нарушаемом равновесии, т.е. типе эволюции, которая отличается от медленных и непрерывных изменений, — эволюции, которая идет рывками. Другими словами, существуют периоды, когда не происходит никаких перемен или же они незаметны. Но затем совершенно неожиданно появляются новые биологические виды. Вполне возможно, что сейчас мы находимся в состоянии такого затишья перед радикальным изменением сознания (к которому мы все так стремимся). Такова природа перемен; они могут идти путем медленного изменения, либо происходить резкими скачками. Эволюция заставляет нас продолжать работать над самосовершенствованием. Я расскажу вам одну историю. Она называется «Тот, кто бросал морские звезды» и написана Лорен Эйсли – наверное, вы слышали о ней. Это история о том, как один человек пришел на берег и увидел юношу, поднимающего морские звезды с берега и бросающего их обратно в океан, прежде чем наступит отлив. Он спрашивает юношу, зачем он это делает, тот отвечает: «Если морские звезды останутся на берегу когда наступит отлив и солнце поднимется высоко, они умрут.» «Но это смешно. Берег огромен, а морских звезд миллионы. Неужели вы действительно считаете, что таким образом можно улучшить участь звезд!» — восклицает человек. Юноша поднимает еще одну звезду и бросает ее в набегающие волны со словами:« Ну, в счастливой участи этой звезды я абсолютно уверен.» То же самое можно сказать, я думаю, и о нашей работе. Я уверена в важности встречи именно с этим человеком сегодня; важности именно этого леса, за который я вступилась, важности именно этих встреч с коренным населением, отстаивающим права на собственную землю. Всегда можно найти важный, значащий момент в нашей работе – и неважно, большой он или маленький.

Гоулд говорит о Большой Асимметрии в истории жизни на Земле. В течение больших промежутков времени существует большое разнообразие видов, жизнь бьет ключом, затем начинаются периоды вымирания видов, которые отбрасывают жизнь назад – подобное произошло в пермский период около 245 миллионов лет назад, когда исчезло свыше 95% биологических видов – и ущерб от таких разрушительных периодов выглядит значительно эффектнее, чем вся предшествующая эволюция. По крайней мере, так нам кажется. И Гоулд говорит далее, что нечто подобное происходит и в нашем обществе. Постоянно, ежедневно, совершается бесчисленное количество добрых, прекрасных дел, однако наше сознание фокусируется на войне, на убийствах, на насилии. Но если внимательно всмотреться в нашу жизнь, посмотреть на прожитый день, мы увидим массу фантастических, чудесных вещей – и так происходит с каждым из нас. В мире все время происходят удивительно прекрасные вещи – но мы не видим их и не слышим о них. Все наше внимание сконцентрировано на разрушениях. И в этом как раз заинтересованы средства массовой информации и правительства – т.к. это позволяет им держать нас в страхе. Им удается отвернуть нас от активной работы и набросить на наше сознание вуаль, не позволяющую нам видеть друг друга, заботиться друг о друге и о земле… Я хотела бы закончить свое выступление стихотворением Тик Нат Хана, вьетнамского буддийского философа, писателя, учителя и активиста, который оказал огромное влияние на мой духовный путь. Стихотворение называется ‘Напутствие’.

Обещай мне,

обещай мне сегодня,

обещай мне сейчас,

пока солнце над головой в зените,

обещай мне:

Даже если они обрушат на тебя гору ненависти и насилия;

даже если они попытаются раздавить тебя,

даже, если они расчленят и разберут тебя на части,

помни, брат, помни:

человек – не враг нам.

Единственный акт, достойный тебя, — сострадание —

невидимое, безграничное, безусловное.

Ненависть никогда не позволит тебе победить в человеке

зверя. Однажды,

когда ты встретишься один на один с этим зверем,

и тебя не оставит мужество, и доброта останется в твоих глазах,

(даже, если ее никто не видит)

из твоей улыбки распустится цветок.

И те, кто любит тебя, увидят тебя через десять тысяч рождений.

А я снова пойду один, с опущенной головой,

зная, что любовь стала вечной. В моем долгом, трудном пути

два неизменных спутника —

Солнце и луна —

будут по-прежнему освещать путь.

Благодарю вас.

(Перевод В.И.Постникова 28 апреля 2004 г)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s